Яндекс.Метрика


Какая у России национальная идея?
модернизация и демократизация
патриотизм и благосостояние всех жителей
Русь Святая, храни веру православную!
спортивные и экономические успехи
России не нужна национальная идея
Всего голосов: 439

 Архив
<< Март 2021 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
01 02 03 04 05 06 07
08 09 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31        
<< Архив новостей >>
По нашим данным,
просмотрено страниц:
Сегодня
27376
Всего
254400808

Rambler's Top100 Rambler's Top100  - logoSlovo.RU
 Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Интеллигенция и Церковь: из истории взаимоотношений. Православие на Северной земле
03/06/2011 22:56

Интеллигенция и Церковь: из истории взаимоотношений

Прогресс стал секулярной религией русской интеллигенции. Достоевский, хорошо знавший Белинского и в середине 1840-х годов даже входивший в его кружок, позднее напишет так: «Белинский, может быть, кончил бы эмиграцией, если бы прожил дольше и если бы удалось ему эмигрировать, и скитался бы теперь маленьким и восторженным старичком с прежнею тёплою верой, не допускающей ни малейших сомнений, где-нибудь по конгрессам Германии и Швейцарии или примкнул бы адъютантом к какой-нибудь немецкой m-me Гёгг, на побегушках по какому-нибудь женскому вопросу»...

«Итак умоляю вас, братия, милосердием Божиим, представьте тела ваши в жертву живую, святую, благоугодную Богу, [для] разумного служения вашего, и не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная» (Рим.12:1-2).

В 1839 году, когда Российская империя казалась несокрушимым колоссом, ее западные границы находились в 300 верстах от Берлина и Вены, а военно-морской флот в любое время мог свободно встать на рейде Босфора, русская образованная общественность была поставлена перед важнейшей для нее дилеммой: ей предстоял выбор между нелегким путем «обновления ума», напряженного духовного делания - и дорогой утопической, предполагавшей борьбу за те или иные «высокие идеи», которые, кстати, еще только предстояло найти. В умах и сердцах рождались решения, от которых зависели мировые судьбы.

В начале года в Москве появилась записка А.С. Хомякова «О старом и новом», от которой, как известно, повело свое начало такое направление русской общественной мысли как славянофильство. Мы привыкли считать, что идеал славянофилов находился в России XVII века, однако в программной записке Хомякова ничего подобного не утверждалось. Древнерусские реалии оценивались им очень критично - автор видел в них лишь благодатные, но слишком слабые ростки. Хомяков переносил идеал России не в прошлое, а в будущее: «Теперь, когда эпоха создания государственного кончилась, когда связались колоссальные массы в одно целое, несокрушимое для внешней вражды, настало для нас время понимать, что человек достигает своей нравственной цели только в обществе, где силы каждого принадлежат всем и силы всех каждому. Таким образом, мы будем подвигаться вперед смело и безошибочно, занимая случайные открытия Запада, но придавая им смысл более глубокий или открывая в них те человеческие начала, которые для Запада остались тайными, спрашивая у истории Церкви и законов Ее - светил путеводительных для будущего нашего развития - и воскрешая древние формы жизни русской, потому что они были основаны на святости уз семейных и на неиспорченной индивидуальности нашего племени. Тогда, в просвещенных и стройных размерах, в оригинальной красоте общества, соединяющего патриархальность быта областного с глубоким смыслом государства, представляющего нравственное и христианское лицо, воскреснет древняя Русь, но уже сознающая себя, а не случайная, полная сил живых и органических, а не колеблющаяся вечно между бытием и смертью»[i]. Хомяков поставил перед современным ему обществом задачу воцерковления и осознанного нравственного совершенствования, без которого дальнейшее развитие России виделось автору невозможным.

Через несколько месяцев, в сентябре 1839 г. московский знакомый Хомякова В.Г. Белинский написал статью «Бородинская годовщина». Она вышла в пору безоглядной увлеченности публициста философией Гегеля и идеей «разумной действительности». Автор статьи не только доказывал необходимость самодержавия для России, вся статья была просто переполнена верноподданническим пафосом. Но суть заключалась не в этом. Важнее всего была та философия, на основе которой строилась политическая программа Белинского. Он писал: «Жизнь всякого народа есть разумно-необходимая форма общемировой идеи, и в этой идее заключается и значение, и сила, и мощь, и поэзия народной жизни; а живое, разумное сознание этой идеи есть и цель жизни народа, и вместе ее внутренний двигатель». Автор статьи оправдывал существование целого народа лишь его причастностью к некоей «общемировой идее». Самодержавие тоже должно было ей соответствовать, как и другие политические формы: «Пора сознать, что мы имеем разумное право быть горды нашею любовию к Царю, нашею безграничною преданностию его священной воле, как горды англичане своими государственными постановлениями, своими гражданскими правами, как горды Северо-Американские Штаты своею свободою»[ii].

Тогда же - в сентябре 1839 года - начал чтение своих лекций в Московском университете молодой профессор-историк Т.Н. Грановский. Недавно вернувшийся из Германии и столь же пропитанный Гегелем Грановский не принял политического пафоса своего друга Белинского, но их сближало общее отношение к жизни: социальную реальность можно менять усилием мысли. И очень быстро вечно мятущийся Белинский возненавидел собственные панегирики в отношении правительства. И это было вполне естественно: воспевал он не власть, а собственную идею власти. Теперь публицистом выдвигался иной лозунг: сформулировать такую социальную идею, которая смогла бы перевернуть мир. Развернуть это знамя и собирать под него полки и собирались Белинский с Грановским. Так в сентябре 1839 года и родилась русская интеллигенция: уже не отдельные интеллектуалы, а коллективная сила, претендовавшая на доминирование в общественном сознании. Само слово «интеллигенция» в данном значении появится намного позднее - через три десятилетия - но явление уже было налицо. Интеллигентом становился тот, кто высшей ценностью почитал идеологию, а своим долгом - служение идее. Первой такой идеей стал «прогресс», причем рассматриваемый не как успехи науки или экономики, а как социальное историческое развитие, изменение нравственных отношений между людьми[iii]. «Прогресс» стал этической категорией, самоцелью - именно так возникают утопии. В лекциях Грановского, имевших бешеную популярность, идея всемирного прогресса проходила красной нитью через события мировой истории. «Прогресс» Белинского и Грановского и «нравственная цель» Хомякова стали теми ориентирами, между которыми и предстояло сделать выбор русской общественности.

Прогресс стал секулярной религией русской интеллигенции. Достоевский, хорошо знавший Белинского и в середине 1840-х годов даже входивший в его кружок, позднее напишет так: «Белинский, может быть, кончил бы эмиграцией, если бы прожил дольше и если бы удалось ему эмигрировать, и скитался бы теперь маленьким и восторженным старичком с прежнею тёплою верой, не допускающей ни малейших сомнений, где-нибудь по конгрессам Германии и Швейцарии или примкнул бы адъютантом к какой-нибудь немецкой m-me Гёгг, на побегушках по какому-нибудь женскому вопросу»[iv]. Еще в середине 1850-х годов у Достоевского возник образ Фомы Фомича Опискина - главного героя повести «Село Степанчиково и его обитатели». В нем обычно угадывают черты Гоголя, но к Белинскому - почитателю и резкому критику Гоголя - этот литературный персонаж имеет не меньшее отношение. Неудачливый литератор Опискин, будучи приживальщиком в помещичьей семье, претендовал на то, чтобы стать мерилом разума и нравственности. Более того, он - пророк. «На кого похожи вы были до меня? А теперь я заронил в вас искру того небесного огня, который горит теперь в душе вашей. Заронил ли я в вас искру небесного огня или нет? Отвечайте: заронил я в вас искру иль нет?» - вопрошал он у собственного хозяина. Моральный кодекс Фомы Фомича был ему столь дорог, что в жертву этой идее приносились люди: «Как христианин, я прощу и даже буду любить вас; но как человек, и человек благородный, я поневоле буду вас презирать. Я должен, я обязан вас презирать; я обязан во имя нравственности»[v].

Раздвоение личности, конфликт христианских и интеллигентских мотивов, был точно подмечен Достоевским. В конечном счете, Фома Фомич Опискин стал пародией на всё первое поколение русской интеллигенции. Дальнейшее развитие должно было лишь усугубить проблему. Самоопределение требовало горячего отрицания «постылой действительности» и создание утопических проектов. Отсюда возникало «подполье» (по более поздним понятиям - «кухня»), множились «лишние люди». Возникали кружки единомышленников, а господство той или иной идеи неизбежно толкало на партийное самоопределение. Объединяться ведь надо против чего-то и кого-то.

Камнем преткновения партийного сознания, как и положено, становилась Церковь. Партийность не вмещает соборность. У интеллигенции и Церкви - разные святые и разные пророки. Достаточно скоро Церковь была воспринята в интеллигентских кругах как противник или конкурент. Она либо стояла на пути прогресса, либо отвлекала от него. Важно отметить, что славянофильский и западнический кружки начали рассыпаться именно на почве церковной и религиозной. Летом 1846 года в подмосковном Соколове произошел знаменитый разговор Т.Н. Грановского с А.И. Герценом о бессмертии души. Герцен отстаивал атеизм, Грановский, оказавшийся не столь последовательным прогрессистом, в ответ заявил: «Личное бессмертие мне необходимо» - и попросил никогда этой темы не касаться[vi]. Более они уже не общались, кружок рассыпался. В те же месяцы один из основателей славянофильства И.В. Киреевский прекратил участие в бессмысленных идейных словопрениях и полностью ушел в подготовку издания святоотеческого наследия на русском языке[vii].

Конечной целью утопической мысли всегда выступает идеальное общество, альтернатива Церкви. Крайним - на уровне фарса - выражением этого направления стал еще один персонаж Достоевского - Шигалев (роман «Бесы», 1871-1872), замышлявший создание «земного рая» при условии превращения девяти десятых человечества в «стадо», пребывающее в «первобытной невинности». Так прогресс, возведенный в абсолют, оборачивается собственным отрицанием. Лидер революционной организации П. Верховенский объяснял, как воплотить идеалы Шигалева: «...Мы пустим пьянство, сплетни, донос; мы пустим неслыханный разврат; мы всякого гения потушим в младенчестве. Все к одному знаменателю, полное равенство. <...> Знаете ли, я думал отдать мир папе. Пусть он выйдет пеш и бос и покажется черни: «Вот, дескать, до чего меня довели!» и все повалит за ним, даже войско. Папа вверху, мы кругом, а под нами Шигалевщина. Надо только, чтобы с папой Internationale[viii] согласилась; так и будет. А старикашка согласится мигом. Да другого ему и выхода нет, вот помяните мое слово, ха-ха-ха, глупо? говорите, глупо или нет?»[ix]. Ставрогин, которому адресовался вопрос, не ответил - зато ответ последовал с неожиданной стороны. Католический клирик-варнавит Ч. Тондини издал в 1880 г. работу «Что сделать для России?», предлагая для распространения католицизма в России копировать методы русских социалистов[x]. Ворон ворону глаз не выклюет...

Революцию в России сделали и без папы - но совершала ее та самая интеллигенция, которая уже обрела черты религиозного ордена со своими святыми, пророками, верой в прогресс и земной рай... Поменялось ли что-то с тех пор? Не бродит ли интеллигентское сознание по заколдованному кругу идеологий, время от времени переменяя своих богов и проклиная от их имени своего ближнего?


[i] Хомяков А.С. О старом и новом // Сочинения в двух томах. М., 1994. Т. 1. С. 470.

[ii] Белинский В.Г. Бородинская годовщина... // Собрание сочинений. В 9 т. Т. 2. М., 1977. С. 115.

[iii] Его же, Взгляд на русскую литературу 1847 года // Собрание сочинений. В 9 т. М., 1982. Т. 8. С. 341.

[iv] Достоевский Ф.М. Дневник писателя. 1873 // ПСС. Т. 21. Л., 1980. С. 11-12.

[v] Его же, Село Степанчиково и его обитатели. Из записок неизвестного // ПСС. Т. 3. Л., 1972. С. 16, 86.

[vi] Герцен А.И. Былое и думы. М., 2003. С. 524.

[vii] Лазарева Н. Жизнеописание Ивана Васильевича Киреевского // Киреевский И.В. Разум на пути к истине. М., 2002. С. LIII-LVI.

[viii] Первый Интернационал - международная революционная организация (1864-1876).

[ix] Достоевский Ф.М. Бесы // ПСС. Т. 10. Л., 1974. С. 312, 322-323.

[x] Тамборра А. Католическая церковь и русское православие. Два века противостояния и диалога. М., 2007. С. 302-307.
Федор Гайда

23 мая 2011 года

 

 Доп.:

Выдавливать из себя по капле ...«интеллигента» 

http://ruskline.ru/analitika/2011/05/12/vydavlivat_iz_sebya_po_kaple_intelligenta/

 

 http://ruskline.ru/news_rl/2011/05/06/sergej_lebedev_termin_intelligenciya_sleduet_ostavit_v_proshlom_veke1/?p=1

 
 




Первое богослужение прошло строящемся Михаило-Архангельском кафедральном соборе Архангельска 12 сентября, в день памяти святых Александра Невского и Даниила Московского. Служение Божественной литургии в нижнем храме собора возглавили епископ Архангельский и Холмогорский Даниил и епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон. Архиереям сослужили клирики епархии. Помолиться за богослужением и поздравить владыку Даниила с днем Тезоименитства собрались представители светской власти и множество верующих.
Первая Литургия в строящемся кафедральном соборе Архангельска







Владимир Легойда: Пасху праздновали и во время чумы – отпразднуем и сейчас

 Церковь свидетельствует о том, что служение священников в условиях коронавирусной инфекции так же важно, как и работа врачей, сотрудников правоохранительных органов, социальных работников и других сограждан, которые идут на риск ради нас с вами.
Богослужения в храмах будут продолжаться. И мы надеемся на понимание власти в вопросе о возможности свободного передвижения священнослужителей как до храма, так и до жилища тех прихожан, кто вынужден оставаться дома и желает принять таинства Церкви. При посещении верующих на дому, священники, разумеется, соблюдают все меры предосторожности...

Обитель. Вслед за святым Дионисием

Святой основатель Глушицкого Сосновецкого монастыря поселился в красивом месте на вершине холма, мимо которого протекает Глушица - лесная речка, извилистая и быстрая. Путь ее лежит по Харовскому и Сокольскому районам в Сухону. Пока идешь по лесу от шоссе к месту, где преподобный Дионисий поставил обитель, Глушицу приходится преодолевать несколько раз. В свое время монахи через реку перекинули мосты и ухаживали за ними; следили за обеспечением пути к Сосновцу и насельники монастырских построек в XX веке. Здесь вначале устроили сельхозартель и детдом имени В. И. Ленина, после войны - психоневрологический интернат. А в 1990-е годы детей-инвалидов вывезли под Вологду, деревня Сосновец опустела....


Церковь о войне, убийстве на войне и о защите Отечества. Апология православного милитаризма

«Надо смотреть правде в глаза, современная война, по большей части, бесконтактна. Очень редко бойцы встречаются в окопах один на один в рукопашной. Война уже перестает быть столкновением двух масс войск в штыковой атаке, как это было в Отечественную войну 1812 года, в Первую и Вторую мировые войны. Всё сейчас строится на так называемом оружии массового поражения и на не индивидуализированном оружии. Если запретить освящать оружие массового поражения, то надо запрещать освящать всякое оружие, как таковое. Но это значит – поставить вопрос о легитимности защиты Отечества и о священном долге перед Родиной»...

Проповеди протоиерея Евгения Соколова (видео)

Когда мы выходим к людям с проповедью и не пытаемся обличить порочность жизни по соблазнам, а просто уговариваем немного поменяться - то в итоге ничего не происходит. Давайте вспомним апостолов. Да, они шли в языческий в мир с вестью о Христе, проповедуя эллинам как эллины, а иудеям как иудеи. Это в начале, но затем апостолы взрывали ситуацию изнутри, и именно по этой причине почти все закончили жизнь мученической смертью. Компромисс заканчивался тогда, когда вставал вопрос веры. Либо со Христом, либо против Него, и третьего не дано...

Коронавирусное «богословие»

Стоит ли утомлять читателя повторением простой христианской истины – Бог не создавал смерти, тления и всего того, что изобилует в современной т. н. экосистеме. Такое поврежденное состояние природы явилось следствием грехопадения первых людей. Это же знает любой посетитель воскресной школы… Здесь и далее архимандрит из абзаца в абзац повторяет одну и ту же элементарную, детсадовскую ошибку, мол, коронавирус может передаваться через Причастие, т. к. данный вирус не является злом, а всего лишь «частью» т. н. экосистемы. Верно. Коронавирус не является злом, т. к. он не личность, он не обладает личностным устремлением, но данный вирус является следствием искаженной, тленной природы. Но может ли смерть, тление передаваться через воскресшую и исцеленную природу Христа?..










www.pravoslavie-nord.ru .
Copyright "Архангельск-ИНФО" 2007
Создано на базе CodeIgniter