Яндекс.Метрика


Какая у России национальная идея?
модернизация и демократизация
патриотизм и благосостояние всех жителей
Русь Святая, храни веру православную!
спортивные и экономические успехи
России не нужна национальная идея
Всего голосов: 439

 Архив
<< Сентябрь 2020 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  01 02 03 04 05 06
07 08 09 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30        
<< Архив новостей >>
По нашим данным,
просмотрено страниц:
Сегодня
31848
Всего
241153337

Rambler's Top100 Rambler's Top100  - logoSlovo.RU
 Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Сурская лампада. Православие на Северной земле
07/09/2012 16:46

Сурская лампада

На членов экспедиции этим летом выпала особая миссия - участвовать в молодежном Крестном ходе, прошедшем от Верколы до Суры. Все ребята вспоминают его как самое значительное, радостное, вдохновляющее событие. Идея Крестного шествия в том, чтобы прославить батюшку Иоанна, повторив его паломничество, когда он, будучи отроком, не один раз ходил молиться в Артемиево-Веркольский монастырь, который очень любил. Дороги, как сейчас, еще не было, и он лесными тропами проходил по 50 км в одну и в другую сторону. Паломники прошли этот путь за три дня, на третий день торжественно вступив в Суру. Во время пути было установлено 4 поклонных креста, и на их месте со временем засияют главки часовен...

 

На родине Иоанна Кронштадтского петербуржцы восстанавливают православные святыни. Поддержат ли жители Суры огонек веры? …

Для петербуржца Пинежье - край далекий, северный, лесной. А село Сура - это и вовсе «окраина вселенной». Железная дорога обрывается в 100 километрах от Суры, мостов через реки нет, переправы на пароме или лодке, из операторов мобильной связи только «Мегафон», а позвонить на «большую землю» не всегда возможно - связь плохая, и бывает, из-за погодных условий электричество во всем районе отключается на несколько суток! И это в наш XXI век.

Такой я увидела Суру этим летом, приехав, наконец, туда, куда давно стремилось мое сердце, да все никак не удавалось попасть. Хотелось поклониться родине великого святого, мощами которого освящен Санкт-Петербург, батюшки Иоанна Кронштадтского. И еще один интерес был у меня здесь. Знала я, что Сура - родина и моих предков по маминой линии. Это заставляло с особым интересом вглядываться в незнакомую, но заранее дорогую Суру, пытаясь ответить на вопрос, что за люди здесь живут? Чем они живут? Какая судьба ожидает Суру? Особенно же хотелось понять, как суряне относятся к православной вере, жива ли она в их сердцах?

Да, край этот и в самом деле кажется краем мира. Оглянешься вокруг - сколько хватит глаз, одни только высоченные ели плотным заслоном окружают луга и угоры, стоят как богатыри на страже своей земли. А сама-то земля - голый песок - белый да мягкий в уютном русле Пинеги, но колючий в штормовом вихре, когда носится в воздухе и царапает попавшего в его когти пешехода. А небо! Небеса, не иначе. Кто бывал здесь, навсегда запомнил небывалые краски северного неба, так близко нагнувшегося к земле, что если забраться куда повыше, кажется, можешь до облака рукой достать.

Красива, сдеражано-величава северная пинежская земля, и красивы, открыты, душевны ее люди. Глубинная гармония души отражается в их речи. Недаром ведь в древности народ назывался «языком». Как мы говорим, так мы и думаем, ощущаем мир. Вот и на Пинежье не просто разговаривают, а будто песню поют. Как по камешкам вода журчит, как по угорам тропинка вьется все выше и выше, как нитка речного жемчуга - так вьется затейливый северный говор. Где-нибудь на почте или в магазине слушаешь, как суряне слово на слово нанизывают, и наслушаться не можешь - поэзия, да и только.

Село Сура стоит на песчаных берегах рек Пинеги и Суры. Какое-либо культурное земледелие здесь стоит огромного труда. Из поколения в поколение на этих полях крестьянствовали великие труженики. Потребность и умение трудиться не вытравлено еще цивилизацией из генетической памяти пинежан. Дома у них хозяевам под стать: величавые, просторные, добротные избы. Видно, что люди поколениями жили в них большими семьями: у моей прабабушки, например, было 11 детей - почти как у всех ее современниц. Вот только в большинстве старинных изб, куда я заходила, в красном углу не икона, не лампада, а какая-нибудь парадная картинка висит.

Однако надежда на то, что свет православной веры не померкнет в глухом северном селе, есть. Три года назад группа прихожан петербургского Иоанновского женского монастыря начала предпринимать меры для восстановления православных святынь на родине Иоанна Кронштадтского, создав для этого специальный благотворительный фонд «Прииди и виждь».

В этой статье я хочу обобщить впечатления от встреч с местными жителями и гостями села, с монашествующими и мирянами, в беседах с которыми я искала ответы на волновавшие меня вопросы.

В Суре, убедилась я, хранят и почитают память святого Иоанна Кронштадтского. Но так было не всегда. Много сделали для того, чтобы суряне вспомнили о своего великого земляка сестры основанной здесь в 2000 году православной монашеской женской общины возрождаемого Иоанно-Богословского Сурского монастыря и Серафима Вячеславовна Данилова, устроившая музей батюшки Иоанна. Жизнь маленькой, из 5 человек, общины монашествующих сестер в Суре можно назвать подвигом. Приехав в Суру из разных мест, претерпев разнообразные трудности, и погодные, и хозяйственные, они сумели прожить здесь 12 лет. Их подвиг - ежедневный тяжкий физический труд и молитва, которая окрыляет подвижников и придает недюжинные силы хрупким женским плечам.

То, что сестры укрепились, встроились в жизнь села, во многом заслуга настоятеля общины и настоятеля архангельского подворья Артемиево-Веркольского монастыря игумена Феодосия (Нестерова), а также старшей сестры общины монахини Осии.

Сам отец Феодосий считает, что «лампада молитвы теплилась в Суре все эти годы благодаря сестрам монашеской общины». «Живут они по монастырскому уставу. Они тихо, преданно и надежно несут свое служение Богу, даже на пределе сил, потому что женская жизнь в монастыре тяжела, - рассказал отец игумен. - Сура изменялась за это время. От полного неприятия - ведь десятки лет там не было богослужения. Даже человека в рясе никто в глаза не видел. И постепенно люди воцерковлялись. Особенно многие из учителей сами потянулись к вере».

Отец Феодосий имел в виду тех учителей, которые участвовали в подготовке малых Иоанновских чтений. Чтения, посвященные памяти Иоанна Кронштадтского, на протяжении 13 лет готовила известная в Суре и Архангельске Серафима Вячеславовна Данилова, мама звонаря Ивана Данилова, возрождавшего церковные звоны по всей России. В 2012 году чтения впервые прошли без ее участия - Серафима Вячеславовна мирно преставилась ко Господу. То, что чтения состоялись - самая лучшая память о ее трудах. Серафима Вячеславовна, будучи завучем сурской школы, собирала материалы о святом батюшке и год за годом пробивала брешь в стене забвения и безверия. Теперь уже все местные жители знают, что Сура - родина великого православного святого.

Старшую сестру общины мать Осию не назовешь мечтательницей и фантазеркой, к словам ее невольно прислушаешься с уважением. А слова матушки о будущем Суры изрядно меня удивили. «Не думаю, - сказала она, - что здесь все свернется до дачного поселка. Батюшка Иоанн Кронштадтский предсказал, что Сура будет как Архангельск, а Роща - как Сура». Роща - это Лестовская роща, где прежде находился скит монастыря. Скит и сожженный в 1960-х годах храм сестры восстанавливают на прежнем месте, в 18 км от Суры, в тайге. «То, что возрождается Никольский храм - это как сказка, это пророчество батюшки Иоанна», - снова заверила мать Осия.

Когда сестры приехали в Суру, на месте двух белокаменных церквей, построенных прав. Иоанном Кронштадтским - одной монастырской, другой приходской - были развалины. Восстановил церковь Николая Чудотворца и начал работы по восстановлению еще одной церкви, Успенской, тот самый благотворительный фонд «Прииди и виждь». Духовником фонда является старший священник Санкт-Петербургского Иоанновского ставропигиального женского монастыря протоиерей Николай Беляев. По благословению отца Николая инициативные прихожане задались целью восстановить почитание места рождения Иоанна Кронштадтского. Но при этом они не собираются силами жителей Петербурга возрождать северную деревню. Вовсе нет! Работу фонд выстраивает так, чтобы по мере возможности изменить сознание сурян через активную приходскую жизнь. Идея организаторов - чтобы Сура строилась руками местных жителей.

В духе такого подхода петербуржцы нашли еще одну форму и помощи, и миссии одновременно - Православную молодежную летнюю экспедицию, в рамках которой не только из северной столицы, но со всего мира в Суру приезжает молодежь, чтобы потрудиться на возрождении православных святынь. С середины июня по середину августа волонтеры живут в помещениях, предоставленных сурской школой. Многие из участников экспедиции, с кем я познакомилась, были здесь впервые, а кто-то приезжал и прошлым летом. Расспрашивая ребят, я больше всего интересовалась их впечатлениями от Суры и то, чему научила их жизнь на этом святом месте.

Начиналась уже четвертая летняя смена, и можно было подводить итоги. Как оказалось, второе лето экспедиции не было таким многочисленным и разнообразным по составу добровольцев, как лето 2011 года. За все четыре смены в лагере побывало около 50 человек. Но дело не в количестве, а в качестве. Волонтерам боевого настроя и рвения к работе не занимать. Статус экспедиции как молодежного форпоста православия в Суре не поколебался.

Самую ответственную работу по организации труда, быта и досуга волонтеров несет на себе руководитель экспедиции. По благословению протоиерея Николая Беляева этим летом лагерем руководила Елена Щербач - по профессии педагог и психолог. Отмечу еще, что все, кто приезжают в экспедицию, попадают туда по благословению духовника фонда - это важный дисциплинарный момент, упорядочивающий жизнь в лагере.

Елена в первый раз оказалась в роли директора и, по ее собственному признанию, для нее это было связано с тревогой и испытаниями, так как не было опыта руководства людьми, опыта принятия решений. Но у этой молодой девушки было чуткое сердце, уважение к людям, желание потрудиться для Господа и вера в молитвенную помощь Иоанна Кронштадтского. Работа лагеря наладилась, покидая его, ребята оставляли восторженные записи в книге воспоминаний. А Елена сказала, что нигде она так не чувствовала помощь святых, как здесь. Родом она из Белоруссии, а Пинежье напоминает ей родные края, заставляя полюбить их еще больше. Все вспоминала строчку из популярной песни: «Каб любить Беларусь свою милую, трэба в розных краях побывать».

Главное место в распорядке дня участников экспедиции этим летом занимал труд по расчистке от строительного мусора Успенского храма и молитва. Молитвой начиналось любое дело в лагере, ежедневно читался соборно акафист праведному Иоанну Кронштадтскому. Второе лето видят сурские подростки несколько десятков молодых людей: активных, умных, современных, интересных и при этом верующих. Наблюдают за тем, как волонтеры самоотверженно трудятся на стройке храма, как помогают местным жителям в хозяйственных делах, как весело и зажигательно поют песни, танцуют и при этом ходят молиться в церковь, участвуют в литургии. Для местной молодежи это очень серьезная прививка уважения к вере и доверия к православным.

На членов экспедиции этим летом выпала особая миссия - участвовать в молодежном Крестном ходе, прошедшем от Верколы до Суры. Все ребята вспоминают его как самое значительное, радостное, вдохновляющее событие. Идея Крестного шествия в том, чтобы прославить батюшку Иоанна, повторив его паломничество, когда он, будучи отроком, не один раз ходил молиться в Артемиево-Веркольский монастырь, который очень любил. Дороги, как сейчас, еще не было, и он лесными тропами проходил по 50 км в одну и в другую сторону. Паломники прошли этот путь за три дня, на третий день торжественно вступив в Суру. Во время пути было установлено 4 поклонных креста, и на их месте со временем засияют главки часовен.

Мне самой не привелось увидеть, как Сура встречала Крестный ход, но очевидцы рассказывают, что такого скопления народа, как в тот день, Сура не видела давным-давно. Навстречу паломникам вышло все село, гости из окружающих деревень, из Верколы, важные чины из муниципальной и районной администрации. Крестный ход и для участников и для наблюдателей - местных жителей стал действительно эпохальным событием.

По отзывам крестоходцев из участников экспедиции, идти было непросто, у кого-то порой ноги отказывали, но молитва и дружеская помощь были всегда рядом. «Меня Крестный ход покорил, - вспоминает одна из волонтеров, Елена Миза. - Идти было сложно, но так радостно! Нас встречали с хлебом-солью в деревнях. Жители, сколько могли, шли с нами. А переправа на пароме через Пинегу, а пение молитв! Это слияние святости сурской земли самой по себе с тем, что, молясь и веря, несет человек».

Вершиной Крестного хода стало освящение колоколов для храма Николая Чудотворца и то, что все - и суряне, и приезжие - вошли в восстановленную церковь. Ведь суряне впервые всем селом пришли не в клуб, не в склад, каким был храм при большевиках, а в дом Божий. И в Суре впервые за 100 лет вновь зазвонили настоящие колокола. Глава Архангельской епархии митрополит Даниил выразил надежду, что Крестный ход станет ежегодным.

Участники летней экспедиции выполняли еще одно важное дело - изготавливали сувениры для благотворительной ярмарки, которую будет проводить в Санкт-Петербурге приход Иоанновского монастыря. Денежные пожертвования, собранные за сувениры пойдут на восстановление Успенского собора в Суре. Сейчас он нуждается в ремонте кровли, без которого вести какое-либо строительство в нем невозможно.

В качестве сувениров выпиливались и расписывались фигурные доски и деревянные игрушки, выкладывались удивительные картины из фетра, упаковывался в вышитые мешочки особый «сурский» кипрейный чай. Идею изготовить такой чай подал сам отец Николай Беляев, а осуществилась она с помощью участников ансамбля «Белозерье», приехавших в Суру в конце июля. Фольклорный ансамбль «Белозерье», можно сказать, родной для прихода Иоанновского монастыря коллектив. Они участвуют во всех праздниках, устраиваемых в приходе. Отец Николай давно приглашал ансамбль в Суру, чтобы проводить культурные мероприятия участников лагеря, налаживать связь с местным населением, поработать на восстановлении собора и проехаться по ближним деревням с просветительскими концертами. «Нам давно было пора поехать на работу в святые места, - рассказала руководитель ансамбля Галина Владимировна Емельянова. - Поработать вместе - это здорово! Это меняет качество коллектива. А здесь Север - бабушки, костюмы и традиция сохранились - все слилось в одно!»

По мнению Галины Владимировны, Сура - уникальное село. «Нет ни одной современной бетонно-квадратной постройки. Почти нет старых, разрушенных домов. Видно, что люди здесь живут не дачники. И люди легкие на подъем. И чем старше, тем открытее, добрее! Но дети их уже другие. К сожалению, технический прогресс наступает», - поделилась она своими наблюдениями. Руководитель «Белозерья» рассказала, как изготавливали кипрейный чай: сорванные листья иван-чая долго крутили в ладонях, а потом укладывали на просушку. Теперь девушки шьют мешочки из ткани и вышивают на них слово «Сура», чтоб потом туда кипрейный чай упаковать.

Мы беседовали с Галиной Владимировной в уголке просторного зала, исполнявшего роль лагерного клуба и столовой, где на лавках за длинными столами сидело человек 20 детей, девушек и женщин из ансамбля, занятых изготовлением сувениров. Все были при деле: у кого кисти в руках, у кого вязание, у кого иголки и лоскуты. И дети, и женщины пели. Песня за песней, мелодия за мелодией, протяжные, нежные, раздольные, парили они в воздухе, подлетали к каждому, заглядывая в сердце, лаская слух. Весь зал наполнился песней, и будто стены его расступились. И так это хорошо, что все мы вместе как одной душой песню чувствуем! Да, это сокровище наше - русская песня, народная - и мы его не уберегли, растеряли. А «Белозерье» сокровище вновь собирает, да с народом же делится.

С участием ансамбля волонтеры провели вечер знакомств населения лагеря с местными жителями. Ребята из экспедиции все время пытались наладить дружбу между лагерем и местной молодежью, но сурские откликались слабо. А тут приехало «Белозерье» и решили провести «Вечер у костра с гитарой» - и получилось! У костра с песнями побывало человек 30 местных жителей разных возрастов. По очереди пели песни: «Белозерье», молодежь из лагеря и сурские бабушки. Потом вместе хороводы водили. По отзывам петербуржцев, молодежь в Суре более открытая, простая и искренняя, и даже более уважительная к вере. Здесь, на Севере, нет городской мерзости, испорченности. А бабушки - на них все держится. Доля их - тяжкий труд всю жизнь.

Я познакомилась с одной из сурских бабушек, Анной Яковлевной Рябовой, 84-х лет. Она бойчее всех «зажигала» на вечере знакомств. Худенькая, улыбчивая старушка с голубыми глазами - и какая тяжелая жизнь за плечами. С 12 лет, как война началась, работала она на заготовке дров в тайге, месяцами вдали от дома, без матери. О прошлом вспоминает - слезы накатывают. А песен сколько знает! Анне Яковлевне, как и другим русским женщинам, песня помогала переносить горькую бабью долю. Она и частушку об этом спела:

Под гармонь я песню пела,
Мне с гармошкой хорошо,
Люди думали - веселье,
У меня горе велико!

Продолжение следует...

 

 

На родине Иоанна Кронштадтского петербуржцы восстанавливают православные святыни.

2 часть …

1 часть

Кроме песен, открытием для петербуржцев стала бытовая культура русской деревни, в частности, народный костюм. В сурском «Музее народного быта» хранятся подлинные старинные сарафаны и рубахи. С разрешения хозяев музея молодежь решила устроить фотосессию в костюмах на берегу Пинеги. Нарядившись в сарафаны, девушки собирали цветы у реки и пели песни. Все фотомодели в один голос потом заявили, что во время этого «дефиле» как будто перенеслись в другой мир. Они ощутили себя жительницами забытой эпохи, 200-300 лет назад, прошлое вдруг стало настоящим.

В конце смены питерцы признавались, что здесь они заново почувствовали свою принадлежность к русскому народу. «В Суре - русский дух, здесь Русью пахнет», - вспоминали они слова классика. А еще молодежь открыла для себя дивную красоту Пинежья. «Это величественное, бескрайнее небо, этот таинственный лес, изумрудно-серебристые Пинега и Сура, такие сочные, свежие луга и травы и эта окутывающая, обволакивающая тебя тишина! Тишина, которая вселяет в душу такой покой и умиротворение, что кажется, словно сам батюшка Иоанн поговорил с тобой и вселил надежду, что все будет хорошо!», - записал кто-то из волонтеров в тетради воспоминаний.

Однако, есть «в бочке меда и ложка дегтя». «Трудиться на восстановлении храма и радостно, но и горько, потому что местные к нам не приходят. Мы ищем истоки, почему мы докатились до такой ситуации, какая у нас в стране сейчас, почему власть не совсем такая, какую бы нам хотелось, а, наверное, мы это сами и заслужили. Потому что не люди из Германии должны восстанавливать наши храмы в первую очередь, а свои, местные», - поделился своими размышлениями Олег Музыкин.

Суряне не торопятся стать добровольными помощниками в восстановлении святынь. За все время только один человек из местных пришел потрудиться в храме волонтером. Правда, местные жители работают на строительстве Никольского храма, но они именно работают там, получая заработную плату. Да, суряне гордятся своим великим земляком, считают себя православными, но пока не чувствуют потребности выразить свою веру в живых церковных формах.

Основные причины этого в том, что Сура и при батюшке Иоанне была окраиной империи, где крепко гнездились языческие верования, да еще смуту в умы людей вносили староверы, укрывшиеся на Севере от преследования властей. Советская власть почти выкорчевала из сурян память о свете православной веры, который возгревал в сердцах и умах земляков Кронштадтский пастырь. Почти 100 лет здесь не было постоянного священника. Как результат, за 12 лет существования в Суре монашеской общины в домовый храм (единственный действующий) по праздникам регулярно приходит человек 50, из которых жителей Суры - 10 -15, а остальные жители - ближних деревень. А ведь в Суре числится 4000 жителей!

Много, очень много нужно сил и времени, чтобы вспомнили суряне о источнике Вечного Света, чтобы в домах затеплились лампады перед святыми образами. Тут, конечно, нужны не только временные акции, но постоянный пример и не только монашествующих, но и мирян. И такой пример есть. В прошлом году на постоянное жительство в Суру перебрался молодой выпускник петербургского вуза Никита Сергеевич Лукашин. Теперь он учитель информатики и физики Сурской общеобразовательной школы.

Мысль о том, чтобы перебраться в Суру, зародилась у него на последнем курсе университета. Обстоятельства так сложились, что по благословению отца Николая Никита, получив диплом вуза, переехал в северное село. Новому учителю муниципалитет выделил дом, огород, и стал новоиспеченный деревенский педагог осваиваться с непривычным бытом. По его собственному признанию, пытался понять местных жителей, мыслить так, как они, и понял, что без работы, не только интеллектуальной, но и физической, тут не выдержать.

Близких друзей, единомышленников-ровесников у Никиты пока в Суре не нашлось, и это для него самое ощутимое испытание. Круг его общения - учителя и люди старшего поколения, так как молодежи зимой в Суре нет: все, кто старше 18 лет, уезжают на учебу или на работу. Но преподавать в школе Никите Сергеевичу нравится. Он считает, что педагог - это не профессия, а он нашел компромисс между своей специальностью, своими возможностями и имевшейся вакансией. Столкнулся Никита Сергеевич и с системой образования, почувствовал на себе ее странности и недостатки. Но сурские школьники ему понравились. По сравнению с питерскими они более спокойные, приветливые, уважительные. По мнению Никиты, у местных жителей больше радушия и смирения. Хотя и живут они в непростых условиях, но не жалуются. Разочарования Никита Сергеевич не испытывает и будет продолжать преподавать.

О жизни сурской школы я узнала от учительницы, Ольги Ивановны Мерзлой, заместителя директора по воспитательной работе. Она поделилась тревогой за судьбу школы. С каждым годом становится все меньше детей, меньше классов, меньше часов у педагогов, а, следовательно, меньше зарплата. Если так пойдет и дальше, сурскую школу, возможно, придется переводить в режим интерната.

Ольга Ивановна много лет помогала Серафиме Вячеславовне Даниловой в организации Иоанновских чтений и, конечно, должна быть заинтересована в распространении среди школьников знаний о православной культуре. Но, когда речь зашла о введении в школе предмета «Основы православной культуры» в рамках ОРКСЭ, вдруг выявилась странная ситуация. Оказывается, в сурской школе, которая является экспериментальной площадкой по духовно-нравственному воспитанию, решено ввести не ОПК, а «Светскую этику»! Почему? «Потому что мы так сказали родителям, - объясняет Ольга Ивановна. - Кто хочет изучать православие, могут посещать Воскресную школу, а большинству нужнее «Светская этика».

И так рассуждает педагог, из года в год помогавший узнавать детям о их великом земляке - православном святом. Да, не видят пока даже самые образованные и заинтересованные в развитии села суряне прямой связи между православной верой и реальной жизнью, между молитвой в храме и классами, заполненными детьми.

Кронштадтский пастырь, стараясь вывести своих земляков из тьмы суеверий, основное внимание уделял детям. Им было построено здание школы, в котором по плану батюшки были устроены разнообразные мастерские. Детей обучали ремеслам, рукоделию, физкультуре, пению, игре на музыкальных инструментах. Эта традиция каким-то чудом дошла до наших дней. Сурская школа всегда славилась талантами детей и системой дополнительного образования. Это подтвердила педагог дополнительного образования и выпускница сурской школы Екатерина Николаевна Дорофеева. Работать в школе Екатерина Николаевна начала сразу после ее окончания, сначала вожатой, потом учителем. Сейчас занимается с детьми хореографией и лоскутным шитьем. Она уверена, что творческий потенциал сурян неистощим. Было время, когда в Суре было несколько хоров (детский и взрослый), «гремевших» на всю область, несколько спортивных команд. А когда суряне остались без здания клуба, культурные мероприятия организовывались по инициативе жителей, без какой-либо команды сверху. Тогда «очагом культуры» временно стал актовый зал школы. Жители сами, как могли, построили клуб. Без отопления, без воды, на краю села, но он не стоит пустой: и зимой и летом идут туда суряне на занятия в кружки и на мероприятия.

Мы разговорились еще с одним педагогом сурской школы, с учителем труда Сергеем Ивановичем Авериным. Кроме плотницкого дела Сергей Иванович обучает мальчишек плетению из бересты. Мальчики с охотой овладевают ремеслом, но, к сожалению, программа предусматривает уроки труда лишь до 7 класса. Раньше много было кружков для подростков, парни овладевали полезными для жизни навыками, но вот уже третий год, как ни один кружок не работает, потому что нет денег на оплату труда педагога. Сергей Иванович считает себя счастливым человеком, потому что, как он сказал, «где родился, там и пригодился». У него есть любимое дело, он может работать в родной, любимой Суре. А вот сын с дочкой вынуждены были уехать отсюда в поисках работы.

Может, это один из секретов жизнестойкости сурян - они умеют любить свою малую родину, свое отечество. И за это Господь бережет их. Ведь Он дал заповедь о почитании родителей, а суряне относятся к своей родине как к матери.

Вера Николаевна Кокорина, сотрудница метеостанции, руководитель народного хора «Сурянка» вспоминает, что, когда училась в Свердловске и Москве и не жила несколько лет в Суре, то та к ней во сне каждую ночь приходила. Снились пинежские просторы, и не могла она и помыслить, чтобы остаться жить вдали от родного дома. «С теми гостями, кто в Суру приезжают, беседуешь, и всегда они говорят, что им еще раз хочется к нам приехать, - рассказала Вера Николаевна. - Силу какую-то это место имеет, притяжение».

Вот и семья Поповых почувствовала притяжение святого места и переехала из Лешуконского в Суру. Глава семьи, Федор Николаевич, отличный печник. Как-то еще в Лешуконском узнал он про святого Иоанна Кронштадтского, про храмы в Суре, про чудотворный источник Николая Угодника, про то, что в сурской округе крыс нет по молитвам святого батюшки и как будто проснулся. Что-то в Федоре изменилось, он принял святое крещение, и возникло в нем чувство, что надо с семьей ехать в Суру. Тут ему и работа при монашеской общине нашлась - печи класть. Федор Николаевич домик своей большой семье (семеро детей) купил, только подремонтировать бы его надо, но до этого руки пока не дошли, потому что все стройматериалы, заготовленные для ремонта, он «втоптал в грязь».

В грязь, а по-сути, в болото, которое представляла собой дорога от Суры к святому Никольскому источнику, расположенному в лесу, в четырех километрах от села. Так Федора Николаевича поразило святое место, что люди веками ходят к Угоднику Божьему, тропа не зарастает. Все плахи положил он на ямы на дороге, чтобы бабулям немощным не нужно было по дороге к источнику через ручьи прыгать. Стал дорогу засыпать строительным мусором - битым кирпичом из восстанавливаемого храма. Его пример подхватили местные жители, в первую очередь, женщины. Женсовет стал привлекать к этому делу общественность, постепенно дорогу осушили и сам источник облагородили. Сделали купель в форме восьмигранного православного креста и построили купальню для переодевания.

«В основном народ в Суре верующий, только в церковь не все идут», - считает коренная сурянка, Екатерина Егоровна Широкая, заведующая сурской больницей. Как-то прочитала она, что население Суры бездуховно, и категорически с этим мнением не согласилась. «Откуда бы тогда взяться Иоанновским чтениям - столько лет они были народной инициативой. Просто люди местные не воцерковлены, и если бы был в Суре свой постоянный священник, отношение к церкви постепенно бы изменилось», - уверена Екатерина Егоровна.

И не только она так думает. Давно пора в Суре быть своему духовному пастырю. О том, что в Суре действительно вскоре появится постоянный священник, жители узнали на освящении колоколов. На первых порах благотворительный фонд поможет новому священнику обустраивать быт, а там уже многое будет зависеть от будущих прихожан, от их неравнодушия к вере. Все предпосылки для крепкого прихода есть. Святой Иоанн никогда не оставлял свою родину без молитвенного покрова.

Как сказал игумен Феодосий: «Попечение святого батюшки о своей родине на небесах несомненно происходит, но каким-то трудным, непростым путем. Святые места всегда возрождаются большими трудами, наверное, чтобы больше людей пришло, потрудилось, прикоснулось к святыни. И потом Господь являет Свою славу. Видимо, годы труда это подготавливают, надеемся, что и женский монастырь возродится в Суре, и наполнится приходская жизнь». И я верю, что затеплятся в Суре сотни и даже тысячи лампадок веры.

Анна  Бархатова, Русская народная линия

 




Первое богослужение прошло строящемся Михаило-Архангельском кафедральном соборе Архангельска 12 сентября, в день памяти святых Александра Невского и Даниила Московского. Служение Божественной литургии в нижнем храме собора возглавили епископ Архангельский и Холмогорский Даниил и епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон. Архиереям сослужили клирики епархии. Помолиться за богослужением и поздравить владыку Даниила с днем Тезоименитства собрались представители светской власти и множество верующих.
Первая Литургия в строящемся кафедральном соборе Архангельска







Владимир Легойда: Пасху праздновали и во время чумы – отпразднуем и сейчас

 Церковь свидетельствует о том, что служение священников в условиях коронавирусной инфекции так же важно, как и работа врачей, сотрудников правоохранительных органов, социальных работников и других сограждан, которые идут на риск ради нас с вами.
Богослужения в храмах будут продолжаться. И мы надеемся на понимание власти в вопросе о возможности свободного передвижения священнослужителей как до храма, так и до жилища тех прихожан, кто вынужден оставаться дома и желает принять таинства Церкви. При посещении верующих на дому, священники, разумеется, соблюдают все меры предосторожности...

Обитель. Вслед за святым Дионисием

Святой основатель Глушицкого Сосновецкого монастыря поселился в красивом месте на вершине холма, мимо которого протекает Глушица - лесная речка, извилистая и быстрая. Путь ее лежит по Харовскому и Сокольскому районам в Сухону. Пока идешь по лесу от шоссе к месту, где преподобный Дионисий поставил обитель, Глушицу приходится преодолевать несколько раз. В свое время монахи через реку перекинули мосты и ухаживали за ними; следили за обеспечением пути к Сосновцу и насельники монастырских построек в XX веке. Здесь вначале устроили сельхозартель и детдом имени В. И. Ленина, после войны - психоневрологический интернат. А в 1990-е годы детей-инвалидов вывезли под Вологду, деревня Сосновец опустела....


Церковь о войне, убийстве на войне и о защите Отечества. Апология православного милитаризма

«Надо смотреть правде в глаза, современная война, по большей части, бесконтактна. Очень редко бойцы встречаются в окопах один на один в рукопашной. Война уже перестает быть столкновением двух масс войск в штыковой атаке, как это было в Отечественную войну 1812 года, в Первую и Вторую мировые войны. Всё сейчас строится на так называемом оружии массового поражения и на не индивидуализированном оружии. Если запретить освящать оружие массового поражения, то надо запрещать освящать всякое оружие, как таковое. Но это значит – поставить вопрос о легитимности защиты Отечества и о священном долге перед Родиной»...

Проповеди протоиерея Евгения Соколова (видео)

Когда мы выходим к людям с проповедью и не пытаемся обличить порочность жизни по соблазнам, а просто уговариваем немного поменяться - то в итоге ничего не происходит. Давайте вспомним апостолов. Да, они шли в языческий в мир с вестью о Христе, проповедуя эллинам как эллины, а иудеям как иудеи. Это в начале, но затем апостолы взрывали ситуацию изнутри, и именно по этой причине почти все закончили жизнь мученической смертью. Компромисс заканчивался тогда, когда вставал вопрос веры. Либо со Христом, либо против Него, и третьего не дано...

Коронавирусное «богословие»

Стоит ли утомлять читателя повторением простой христианской истины – Бог не создавал смерти, тления и всего того, что изобилует в современной т. н. экосистеме. Такое поврежденное состояние природы явилось следствием грехопадения первых людей. Это же знает любой посетитель воскресной школы… Здесь и далее архимандрит из абзаца в абзац повторяет одну и ту же элементарную, детсадовскую ошибку, мол, коронавирус может передаваться через Причастие, т. к. данный вирус не является злом, а всего лишь «частью» т. н. экосистемы. Верно. Коронавирус не является злом, т. к. он не личность, он не обладает личностным устремлением, но данный вирус является следствием искаженной, тленной природы. Но может ли смерть, тление передаваться через воскресшую и исцеленную природу Христа?..










www.pravoslavie-nord.ru .
Copyright "Архангельск-ИНФО" 2007
Создано на базе CodeIgniter