Яндекс.Метрика


Какая у России национальная идея?
модернизация и демократизация
патриотизм и благосостояние всех жителей
Русь Святая, храни веру православную!
спортивные и экономические успехи
России не нужна национальная идея
Всего голосов: 439

 Архив
<< Февраль 2020 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          01 02
03 04 05 06 07 08 09
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29  
<< Архив новостей >>
По нашим данным,
просмотрено страниц:
Сегодня
11166
Всего
230005901

Rambler's Top100 Rambler's Top100  - logoSlovo.RU
 Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Преподобный Варсонофий, Оптинского старчества боголепное украшение. Православие на Северной земле
16/04/2013 09:59

Преподобный Варсонофий, Оптинского старчества боголепное украшение

«Неудовлетворенность земным чувствуется и у наших великих писателей, например у Тургенева, Пушкина, и у иностранных - Шиллера, Шекспира, Гейне, - пишет преп. Варсонофий. - ...И древние языческие философы, например Аристотель, Платон, Сократ, не удовлетворялись земным. Но вот печальное явление: чем выше старались они взлететь, тем глубже падали. С христианином этого не бывает. Напротив, возносясь от земли, отрывая свое сердце от житейских привязанностей, вознесясь горе - Богу, он изменяется, перерождается и бывает способен ощущать великие радости. Тоска о потерянном блаженстве сквозит в произведениях великих писателей и художников, но нигде эта скорбь, растворенная, впрочем, утешением, не выражается так сильно, как в наших церковных песнопениях и молитвах. В них слышится то рыдание о потерянном рае, то глубокое сокрушение о грехах, то радостная и победоносная песнь о нашем Искупителе. Взять хотя бы Пасхальный канон. Как он величествен и сладостен, как умиляет и утешает душу, еще не утратившую вкус к духовному! «Ныне вся исполнишася света, небо, и земля, и преисподняя, да празднует убо мир, видимый же весь и невидимый»»...


 

 

post thumbnail

Поразительный факт: знаменитый петербургский, всероссийский батюшка Иоанн Ильич Сергиев (впоследствии прославленный как святой праведный Иоанн Кронштадтский), провидев духом истинного подвижника, не сказав ни слова, поцеловал руку этому офицеру, вошедшему в алтарь Андреевского собора в Кронштадте, будущему схимнику и старцу.

Этот удивительный человек, в миру Павел Иванович Плиханков, родился в семье купца, выходца из оренбургских казаков. Закончил Полоцкую военную гимназию, затем Оренбургское военное училище, дослужился до полковника. И уже 44-летним, а в XIX в. это был весьма зрелый возраст, в расцвете военной карьеры ушел в Оптину пустынь прямиком к преподобному Амвросию Оптинскому, по той самой лесной короткой тропиночке, ведущей и сегодня к келии старца, по которой хаживали монахи, Гоголь, Достоевский, братья Киреевские, И. Тургенев и Л. Толстой, и многотысячные паломники со всей России.

Та самая тропочка к оптинскому скиту.
Надвратная колокольня. Домик справа - келия преп. Амвросия

Он принял постриг и сам посвятил себя молитвенному монашескому деланию, не забывая о долге окормления людских душ. Неслучайно на нескольких фото мы видим его с книгой: сам книжный человек, он оставил после себя немалое письменное наследие.

Преп. Варсонофий с книгой

Считали, что он был внешне узнаваем в повести «Отец Сергий» и, таким образом, фактически «художественно» оболган Львом Толстым. Но именно он, получив телеграмму от графа Л. Толстого, отправился со Святыми Таинами на станцию Астапово Липецкой губернии, дабы принять предсмертную покаянную исповедь у умиравшего Льва Николаевича, отлученного от Церкви. Впоследствии он с грустью вспоминал: «Не допустили меня к Толстому... Молил врачей, родных, ничего не помогло. Хотя он и Лев был, но не смог разорвать кольцо той цепи, которою сковал его сатана». Ранее старец говорил: «Великое зло - это толстовское учение, сколько оно губит молодых душ. Раньше Толстой действительно был светочем в литературе, но впоследствии его фонарь погас, и он очутился во тьме, и как слепой он забрёл в болото, где завяз и погиб».

Зовут этого человека преподобный Варсонофий Оптинский, это один из 14 светильников в соборе великих оптинских старцев. По отзыву преп. Нектария Оптинского, у которого преп. Варсонофий много лет был келейником, «из блестящего военного, в одну ночь, по соизволению Божию, Варсонофий стал великим старцем». Речь о том, что в 1881 г. Павел заболел воспалением легких, фактически умирал. Но когда по просьбе больного денщик начал читать Евангелие, последовало чудесное видение, во время которого наступило духовное прозрение больного, увидевшего открытыми небеса и содрогнувшегося от великого страха и света.

Старец Варсонофий обладал всей полнотой даров, присущих оптинским старцам: прозорливостью, чудотворением, способностью изгонять нечистых духов, исцелять болезни. Он сподобился истинных пророчеств о рае. Его видели на молитве - озаренным неземным светом. По кончине своей он несколько раз являлся оптинским инокам.

Духовный сын старца игумен Иннокентий (Павлов) говорил: «Это был гигант духа. Без его совета и благословения и сам настоятель монастыря отец Ксенофонт ничего не делал, а о его духовных качествах и великом обаянии, которое он имел на всех своих духовных чад, можно судить по краткому выражению из надгробного слова: «Гиганта малыми деревцами не заменишь»».

 

 

Преп. Варсонофий Оптинский. Иконописец В. Кулеша

* * *

Павел родился 5(18) июля 1845 г. в Самаре, в день памяти преп. Сергия Радонежского. Мать его Наталия скончалась при родах. Мальчик воспитывался боголюбивой мачехой. Его деды и прадеды были купцами, чуть ли не миллионщиками, им принадлежала улица Казанская. Павел с детства любил молиться иконе Богородицы Казанской и образу Варсонофия Казанского. Люди предсказывали: «Быть тебе священником!», а некий удивительный, невесть откуда взявшийся в саду Плиханковых старец наказал его родителю: «Помни, отец, это дитя в свое время будет таскать души из ада!»

П. Плиханков после офицерских курсов в Петербурге служил в штабе Казанского военного округа, участвовал в пограничных боях в Туркестане. За выслугу получил дворянство. В 1889 г. после чудесного исцеления от смертельной болезни поступил в Иоанно-Предтеченский скит по благословению о. Амвросия - в келейники к отцу Нектарию (Тихонову). Каждый вечер в течение трех лет ходил для бесед к старцам: сначала к преподобному Анатолию, а затем к преподобному Иосифу. Десять лет провел в затворе под руководством старцев Анатолия и Нектария.

В 1904 г. иеромонах Варсонофий был послан на русско-японскую войну священником при отряде Красного Креста; служил при лазарете имени преп. Серафима Саровского. По возвращении в духовной беседе с чадами рассказывал: «Когда я встретился лицом к лицу с русскими ранеными воинами, я убедился, какая бездна христианской любви и самоотвержения заключается в сердце русского человека, и нигде, может быть, они не проявляются в такой изумляющей силе и величии, как на поле брани. Только в тяжкие годины войн познается воочию, что вера Христова есть дыхание и жизнь русского народа».

В 1905 г. преп. Варсонофий стал начальником Иоанно-Предтеченского скита. Окормлял также монахинь соседствующей Шамординской обители. В 1910 г. был пострижен в схиму. Обладал даром духовного рассуждения, прозорливости. Во время служения о. Варсонофием Божественной литургии бывало замечено просветление его ярким светом.

Во время бесед с духовными детьми старец Варсонофий говорил: «Есть разные пути ко спасению. Одних Господь спасает в монастыре, других в миру... Везде спастись можно, только не оставляйте Спасителя. Цепляйтесь за ризу Христову - и Христос не оставит вас».

* * *

Издательство «Свято-Введенская Оптина пустынь», всеми любимое и широко известное, а ведущее практику еще со времен братьев Киреевских, к слову, упокоенных в двух метрах от Введенского храма обители, неоднократно публиковало книги, связанные с житием и трудами преп. схиархимандрита Варсонофия. А в 2009 г. тиражом 5000 экз. впервые выпустило в свет 700-страничный красивый том - максимально полное издание духовного наследия старца, включившее в себя все сохранившиеся тексты его бесед с духовными чадами, дневник «Келейные записки» и стихотворения. Беседы старца изданы в том виде, как они были записаны в начале XX века - в оптинском скиту и Старо-Голутвином монастыре.

В книгу включены также воспоминания о схиархимандрите Варсонофии его духовных чад и современников. Дополняют их письма старца из оптинского архива (отдел рукописей Российской государственной библиотеки). Своеобразным агиографическим памятником является «Венок на могилу Батюшки» - сборник материалов о последних днях и погребении старца, подготовленный его почитателями и изданный в 1913 г.

Нам, участникам калужского пленума Союза писателей России, руководство обители, принимая 30 мая 2009 г. в братской трапезной, сделало воистину царский подарок, каждому вручив по такому тому. Стоит ли говорить, что эта книга, справедливо названная в аннотации «новой встречей с преподобным Варсонофием Оптинским», наполнила наши сердца подлинной духовной радостью.

Поэт и журналист из Черкасс Елена Буевич с книгой преп. Варсонофия и иеромонах Мефодий, руководитель оптинского издательства, у входа в Введенский храм

Глубокие суждения вычитываем мы у преп. Варсонофия о важном. Особенно в нынешние дни - Великого Поста, в ожидании Воскресения Христова, пришедшиеся на 100-летие со дня преставления духоносного старца Варсонофия (1/14 апреля).

«Неудовлетворенность земным чувствуется и у наших великих писателей, например у Тургенева, Пушкина, и у иностранных - Шиллера, Шекспира, Гейне, - пишет преп. Варсонофий. - ...И древние языческие философы, например Аристотель, Платон, Сократ, не удовлетворялись земным. Но вот печальное явление: чем выше старались они взлететь, тем глубже падали. С христианином этого не бывает. Напротив, возносясь от земли, отрывая свое сердце от житейских привязанностей, вознесясь горе - Богу, он изменяется, перерождается и бывает способен ощущать великие радости. Тоска о потерянном блаженстве сквозит в произведениях великих писателей и художников, но нигде эта скорбь, растворенная, впрочем, утешением, не выражается так сильно, как в наших церковных песнопениях и молитвах. В них слышится то рыдание о потерянном рае, то глубокое сокрушение о грехах, то радостная и победоносная песнь о нашем Искупителе. Взять хотя бы Пасхальный канон. Как он величествен и сладостен, как умиляет и утешает душу, еще не утратившую вкус к духовному! «Ныне вся исполнишася света, небо, и земля, и преисподняя, да празднует убо мир, видимый же весь и невидимый»»...

Высокие слова о. Варсонофия, высказанные в стихотворении «Памяти в Бозе почившего старца Оптиной пустыни иеросхимонаха отца Амвросия», можно отнести в полной мере и к нему самому. Вот финал этого произведения:

Блажен, кто среди бед и зол
Соблюл евангельский глагол,
И плоть распял с ее страстями,
И свергнул беззаконий гнет,
И к свету вечному идет
Непреткновенными ногами.
И, чуждый дольней суеты,
Стремится в вечную обитель -
Обитель вечной красоты,
Где в славе царствует Спаситель
С Отцом и Духом, и пред Ними
Поют немолчно Херувимы,
И с ними лики Горних Сил
Невечереющих светил!

Преп. Варсонофий глубоко почитал преп. Амвросия, который когда-то впервые прозорливо принял его в своей келии, велел оставаться в миру еще два года «искушений», а в некий момент наставил покончить все дела в три месяца, указав, что если не приедет в обитель к сроку, то погибнет. Известно, что полковник Плиханков преодолел все немалые, как нарочно, возникавшие житейские препятствия и явился в Оптину пустынь в последний день указанного трехмесячного срока. Старец Амвросий лежал в гробу в церкви, и Павел Иванович приник к нему.

Монастырская биография старца рассказывает, что в 1912 г., за год до кончины, по наветам недоброжелателей о. Варсонофий был переведен в Старо-Голутвин монастырь. Собираясь туда на должность настоятеля, старец сказал духовным чадам: «Немного вещей беру я с собою: образа все остаются, а из картин возьму только портрет великого старца и духовного благодетеля моего отца Анатолия и батюшку отца Амвросия».

Лишенный общения с духовными чадами и собеседниками, он скончался в сане схиархимандрита. Страдания его во время предсмертной болезни были поистине мученическими. Отказавшийся от помощи врача и какой бы то ни было пищи, он лишь повторял: «Оставьте меня, я уже на кресте...» И - ежедневно причащался.

Почивший старец был изнесен из Старо-Голутвина монастыря в родную для него Оптину пустынь (у Козельца к этой процессии примкнула вторая, и проводы превратились в многочисленный соборный ход и молебен) и похоронен рядом с его духовным отцом и учителем преподобным Анатолием «Старшим» (Зерцаловым) у южных дверей Введенского собора. 24 мая 1914 г., над надгробьями обоих старцев началась постройка общей часовни.

 

 

Часовня над местом погребения старцев оптинских схиархимандрита Варсонофия и иеросхимонаха Анатолия (Зерцалова). Фото примерно 1915 г.

С 1998 г. честные мощи обоих подвижников пребывают в монастырском храме в честь иконы Божией Матери Владимирской, который был восстановлен на месте ранее полностью разрушенного храма. Братия и приезжее духовенство перенесли сюда честные мощи семи оптинских старцев в дубовых ковчегах из Введенского собора, где они находились со дня обретения, 10 июля 1998 г.

 

 

21 октября 1998 г. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, священноархимандрит Оптиной пустыни, прибыл в обитель, чтобы в день памяти святого преподобного Амвросия Оптинского, 23 октября, совершить освящение Владимирского храма и переложить в раки честные мощи преподобных старцев Оптинских Льва, Макария, Илариона, Анатолия (Зерцалова), Варсонофия, Анатолия (Потапова), Иосифа.

Семеро духовных богатырей Оптиной покоятся теперь в этом храме. На нижеприведенном фото видим на солее раку с мощами прп. Иосифа, а ниже и левее две гранитные раки со св. мощами прп. Варсонофия (под сенью) и на переднем плане слева - прп. Анатолия (Потапова).

Раки препп. Иосифа, Варсонофия и Анатолия во Владимирском соборе Оптиной пустыни (справа налево)

Этот удивительный человек, в сложенном ему современными оптинскими молитвенниками Акафисте названный «Небеснаго Иерусалима гражданином», «Божественных чудес изрядным дародателем», «ангельския крепости исполненным подвижником», этот воин Российской императорской армии и воин Христов имел правоту, любовь и дерзновение высказать ясно и глубоко:

Страна чудес, о Русь моя святая!
Иноплеменников теснят тебе толпы
И силятся запять твои стопы...
Но ты идешь, страна моя родная,
Вперед с надеждою на Господа Христа,
Смиренно преклонясь под тяжестью креста.
Храня Его святые повеленья,
Из рода в род пребуди им верна.
В тебе таится сила возрожденья
Народов м
iра. К свету Воскресенья
И в Царство Жизни, радости полна,
Ты поведешь их мощною десницей
И плод духовный возрастишь сторицей,
Блаженная, счастливая страна!..

Преподобне отче Варсонофие, моли Бога о нас!

_________

Фото - optina.ru и автор

http://rusedin.ru/2013/04/14/prepodobnyj-varsonofij-optinskogo-starchestva-bogolepnoe-ukrashenie/

Станислав  Минаков, Фонд "Русское единство"

 




Первое богослужение прошло строящемся Михаило-Архангельском кафедральном соборе Архангельска 12 сентября, в день памяти святых Александра Невского и Даниила Московского. Служение Божественной литургии в нижнем храме собора возглавили епископ Архангельский и Холмогорский Даниил и епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон. Архиереям сослужили клирики епархии. Помолиться за богослужением и поздравить владыку Даниила с днем Тезоименитства собрались представители светской власти и множество верующих.
Первая Литургия в строящемся кафедральном соборе Архангельска







Цена объятий

...А я вот задумался на этот раз о том, о чем не думалось как-то прежде – так не думалось. Трудно ли заблудившемуся сыну собраться в обратный путь? Да ясно, что нелегко. И путь не близкий, и стыдно, и страшно, да и прежде того надо «в себя прийти», как сказано в притче, потому что до того и не помыслишь о нем, о возвращении. А легко ли, будучи сыном по естеству, унизиться до звания наемника? И не в каком-то сиюминутном порыве, а сознательно решить проситься в дом родной лишь в таком качестве, не смущаясь ни трудностью подобного положения, ни позорностью его для того, кто в доме этом должен был стать одним из совладельцев!..
Кирилловский подвижник благочестия – епископ Амвросий (Орнатский)

особое место занимает епископ Амвросий (Орнатский) (1778–1827), приобретший всероссийскую известность как составитель многотомной «Истории российской иерархии» (12+) – первой русской православной энциклопедии. В этот уникальный, не утративший своего научного значения труд вошли биографии всех церковных иерархов, настоятелей крупных монастырей, исторические сведения о духовных учебных заведениях, об особенностях облачений священнослужителей и множество других ценнейших материалов. Основной объём книги занимают подробные описания всех монастырей Российской империи, как существовавших во времена владыки, так и упразднённых задолго до его рождения. Даже спустя два столетия после выхода «Истории российской иерархии» не устаёшь удивляться точности и выверенности этих описаний, составленных на заре существования церковно-исторической науки...


«День всех влюбленных» стал днем скотства

14 февраля – «день святого Валентина», «праздник всех влюбленных» – это идеологическая диверсия против культуры России. Явно происходит подмена понятий, искажение представлений, подрыв традиций и замена их на другие – чуждые, враждебные, разрушительные. Нельзя, чтобы открыто пропагандировался разврат, распространялся блуд, разрушались семьи. Иначе ждет нас вырождение и смерть, как в этой жизни, так и в будущей...



Проповеди протоиерея Евгения Соколова (видео)

Когда мы выходим к людям с проповедью и не пытаемся обличить порочность жизни по соблазнам, а просто уговариваем немного поменяться - то в итоге ничего не происходит. Давайте вспомним апостолов. Да, они шли в языческий в мир с вестью о Христе, проповедуя эллинам как эллины, а иудеям как иудеи. Это в начале, но затем апостолы взрывали ситуацию изнутри, и именно по этой причине почти все закончили жизнь мученической смертью. Компромисс заканчивался тогда, когда вставал вопрос веры. Либо со Христом, либо против Него, и третьего не дано...

Борьба со злом. О различном отношении к врагам

Сам Христос Спаситель бичом изгнал из храма Божия оскорбителей святыни Его. Когда дело идет о славе Божией, о спасении ближнего, тогда противься злу, делай все, что можешь, чтобы зло прекратилось; но когда обида касается одного тебя, когда от нее нет никому другому вреда, а в твоем сердце начинает кипеть чувство мести, тогда — не противься злому. “Не говорит: не противься брату, — объясняет святитель Иоанн Златоуст, — но злому, показывая тем, что брат наносит тебе обиду по наущению диавола, и таким образом, слагая вину на другого (на диавола), весьма много ослабляет и пресекает гнев против обидевшего. Противься лукавому так, как повелел Сам Спаситель, то есть готовностью терпеть зло. Сим образом ты действительно победишь лукавого. Ибо не огнем погашают огонь, а водою”» (16. См. толкование на Мф. 5:39)...










www.pravoslavie-nord.ru .
Copyright "Архангельск-ИНФО" 2007
Создано на базе CodeIgniter