Яндекс.Метрика


Какая у России национальная идея?
модернизация и демократизация
патриотизм и благосостояние всех жителей
Русь Святая, храни веру православную!
спортивные и экономические успехи
России не нужна национальная идея
Всего голосов: 439

 Архив
<< Октябрь 2020 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
<< Архив новостей >>
По нашим данным,
просмотрено страниц:
Сегодня
79827
Всего
244657013

Rambler's Top100 Rambler's Top100  - logoSlovo.RU
 Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Как Богородица нас в храм ввела. Православие на Северной земле
03/12/2013 16:59

Как Богородица нас в храм ввела

Да-да, ничего странного: вечером 3-го декабря разгневанная институтская коммунистка бросила на стол связку ключей и прошипела отцу Василию что-то вроде: «Забирайте. Ваша взяла. Но ненадолго». Отец Василий Павлов уж точно не заслуживал такого к себе обращения: настоящий русский интеллигент, потрясающий музыкант, оставивший великолепную карьеру ради служения Церкви, он очень легко сходился с самыми разными людьми – от подобных ему недосягаемого ума профессоров до умудренных жизненным опытом стариков и сверкавшей глазами наивной молодежи. Такт, неизменная вежливость и добрый юмор отличали священника всегда. А тут, вишь, нашла коса на камень – уперлась коммунистка: не отдам этим церковникам склад пединститута, и все тут...


4 декабря – Введение во храм Пресвятой Богородицы. Две тысячи лет трехлетнюю девочку ввели в Иерусалимский храм. А в 1991 году в день этого праздника случилось так, что в наш Покровский храм мы зашли вместе с Богородицей.

Да-да, ничего странного: вечером 3-го декабря разгневанная институтская коммунистка бросила на стол связку ключей и прошипела отцу Василию что-то вроде: «Забирайте. Ваша взяла. Но ненадолго». Отец Василий Павлов уж точно не заслуживал такого к себе обращения: настоящий русский интеллигент, потрясающий музыкант, оставивший великолепную карьеру ради служения Церкви, он очень легко сходился с самыми разными людьми – от подобных ему недосягаемого ума профессоров до умудренных жизненным опытом стариков и сверкавшей глазами наивной молодежи. Такт, неизменная вежливость и добрый юмор отличали священника всегда. А тут, вишь, нашла коса на камень – уперлась коммунистка: не отдам этим церковникам склад пединститута(архив пединститута), и все тут. Вроде бы, и решение о передаче/возвращении храма общине начальниками принято, и сама община существует вот уже не первый месяц – не дам склад пединститута. Иначе и не называла – только «складом» – церковь Покрова в центре города. Историческое здание, между прочим: до превращения в «склад» сюда, точнее, в церковь, бывшую здесь раньше, хаживали люди, которые и помыслить не могли, что оно когда-нибудь осквернится. Иван Васильевич Грозный, например. Скажи ему такое, он бы, наверное, долго смеялся, если бы умел. А, может, сразу меры бы принял, ему знакомые и более привычные.

Но методы Ивана Васильевича обернулись потом против самих христиан, и, вот, мы неделю за неделей стояли на крыльце закрытого и оскверненного храма, пели молебны под пристальными взглядами прохожих и не очень прохожих, под улюлюканье уличных мальчишек, пытаясь войти в храм. На ветру, под дождем, а потом – под снегом. Отец Василий не оставлял попыток договориться с «ответственной дамой» -  старшие переживали, старики привычно вздыхали, а нам, молодым, все это было жутко интересно, и никаких вздохов мы не допускали: просто верили и знали, что, вот, еще чуть-чуть, батюшка и договорится обо всем. А как иначе?! Мы же, вон, молимся! Ну, не может же молитва без ответа остаться?

И, действительно, утром, когда мы торопились на очередной молебен на крыльце храма, мы вдруг обнаружили, что двери распахнуты настежь! В дверях стоял счастливый и торжественный отец Василий – лицом к людям – и просто молчал. И – снег. Плавный такой, большущий, неспешный.

Постоял еще какое-то время и сказал: «Пойдемте». Взял какого-то ребенка за руку и стал подниматься по лестнице. Следом пошли и все остальные. Сначала молчали, потом опомнились, запели тропарь.

Боже, что мы увидели в разоренном храме! Тем, кто восстанавливал или восстанавливает церкви, а таких, я уверен, большинство среди нас, это все знакомо до боли, так что описывать мерзость запустения, стоящую, где не должно, думаю, не стоит.

Но, знаете, укреплению общины очень помогает уничтожение этой мерзости. Вспоминаю, как мы выносили мусор, как очищали от мерзкой зеленой краски стены, как потом их штукатурили, как полы настилали – работа шла ведь не только в самом здании, но и в душе. Смотрю на старые, уже почему-то успевшие пожелтеть, фотографии (какие тогда цифровики, в начале-то девяностых!) – какие у людей глаза и лица! Смотришь на фотографии тех лет – волей-неволей (лучше, конечно, волей) вспоминаешь и перечитываешь Послания к Фессалоникийцам о настоящей, братской любви в христианской общине. Помню, как отец Василий советовал нам учить Библию: «Вы, – говорит, – ребята, пытайтесь стихи сочинять. Вот, про второе Послание Фессалоникийцам, например: «Братия, стойте, держите Предания. Кто не работает, тот – без питания». Так можете легко запомнить содержание глав и самих Посланий».

А она была, эта любовь. Без различия сана, положения в обществе и возраста. Просто любили друг друга. Когда службы шли в насквозь промерзшем храме, у певчих пар изо рта идет, только несколько дешевых свечек, поставленных в песок на самодельном деревянном подсвечнике, храм и согревают. Честное слово, они, эти свечки и промерзшие стены, грели лучше, чем самые современные отопительные системы, бедные старые иконы рассказывали о празднике больше и доходчивее, чем золотые оклады, а скромные трапезы (картошка, консервы, соленые бабушкины огурцы и грибы) в подвале церкви насыщали получше самых богатых архиерейских обедов.

Была любовь. Настоящая, христианская. Каждый был особенным, любимым, дорогим. Отец Василий эту любовь всегда подчеркивал. Кого ни назови, ни вспомни – все, даже умершие, – рядом: живы, улыбаются. Будь то бабушка Зинаида, обладавшая поразительным даром разговаривать с людьми по-доброму: даже ожесточенные, озлобленные люди, от которых, казалось, ничего доброго не дождешься, поговорив с ней, успокаивались, начинали улыбаться, облегченно вздыхали. Будь то замечательный певчий Саша, который всегда и всем помогал. Будь то чудо прихода (в каждом есть, наверное?) – дядя Коля-Карлсон, почти всегда навеселе, но очень добрый. Будь то… – сколько добрых людей можно назвать!

Войдя в храм за Девой Марией, мы, наверное, смогли чуть лучше понять смысл слов праздничного тропаря: «…В храме Божии ясно Дева является и Христа всем предвозвещает…». Предвозвещение Христа чувствовалось очень ясно. Вместе с тем, сейчас, по прошествии вот уже 22-х лет, понимаешь, что, как предвозвещение Христа, так и само Его явление немыслимы без работы души, без ее взросления. Да – храм, слава Богу, отстроился, да – службы идут ежедневно, и не на крыльце, да – былой благословенной бедности нет. Бедность-то, конечно, есть, но благословенной ее назвать сложно. Но это, думается, та действительность, которая неизбежно следует за предвозвещением Христова явления. Которая требует от христианина кропотливого труда и ежедневного несения своего креста и тягот ближнего после первоначального восхищения евангельской новизной и свежестью.

А ностальгия по старым добрым временам случается. Бывает, смотришь на нынешнюю церковную молодежь, для которой в храм пойти – это на автобусе пару остановок проехать, пару рублей нищему дать и свечку в лавке купить – и все, ты в церкви, – и думаешь: «У-ух, мелочь пузатая! Вам бы на морозце на крыльце постоять – помолиться, как следует!» Но у молодежи есть свои пути узнавания Бога – помоги Господь. С праздником!

Петр ДАВЫДОВ

 

Фотографии из архива редакции журнала «Благовестник»




Первое богослужение прошло строящемся Михаило-Архангельском кафедральном соборе Архангельска 12 сентября, в день памяти святых Александра Невского и Даниила Московского. Служение Божественной литургии в нижнем храме собора возглавили епископ Архангельский и Холмогорский Даниил и епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон. Архиереям сослужили клирики епархии. Помолиться за богослужением и поздравить владыку Даниила с днем Тезоименитства собрались представители светской власти и множество верующих.
Первая Литургия в строящемся кафедральном соборе Архангельска







Владимир Легойда: Пасху праздновали и во время чумы – отпразднуем и сейчас

 Церковь свидетельствует о том, что служение священников в условиях коронавирусной инфекции так же важно, как и работа врачей, сотрудников правоохранительных органов, социальных работников и других сограждан, которые идут на риск ради нас с вами.
Богослужения в храмах будут продолжаться. И мы надеемся на понимание власти в вопросе о возможности свободного передвижения священнослужителей как до храма, так и до жилища тех прихожан, кто вынужден оставаться дома и желает принять таинства Церкви. При посещении верующих на дому, священники, разумеется, соблюдают все меры предосторожности...

Обитель. Вслед за святым Дионисием

Святой основатель Глушицкого Сосновецкого монастыря поселился в красивом месте на вершине холма, мимо которого протекает Глушица - лесная речка, извилистая и быстрая. Путь ее лежит по Харовскому и Сокольскому районам в Сухону. Пока идешь по лесу от шоссе к месту, где преподобный Дионисий поставил обитель, Глушицу приходится преодолевать несколько раз. В свое время монахи через реку перекинули мосты и ухаживали за ними; следили за обеспечением пути к Сосновцу и насельники монастырских построек в XX веке. Здесь вначале устроили сельхозартель и детдом имени В. И. Ленина, после войны - психоневрологический интернат. А в 1990-е годы детей-инвалидов вывезли под Вологду, деревня Сосновец опустела....


Церковь о войне, убийстве на войне и о защите Отечества. Апология православного милитаризма

«Надо смотреть правде в глаза, современная война, по большей части, бесконтактна. Очень редко бойцы встречаются в окопах один на один в рукопашной. Война уже перестает быть столкновением двух масс войск в штыковой атаке, как это было в Отечественную войну 1812 года, в Первую и Вторую мировые войны. Всё сейчас строится на так называемом оружии массового поражения и на не индивидуализированном оружии. Если запретить освящать оружие массового поражения, то надо запрещать освящать всякое оружие, как таковое. Но это значит – поставить вопрос о легитимности защиты Отечества и о священном долге перед Родиной»...

Проповеди протоиерея Евгения Соколова (видео)

Когда мы выходим к людям с проповедью и не пытаемся обличить порочность жизни по соблазнам, а просто уговариваем немного поменяться - то в итоге ничего не происходит. Давайте вспомним апостолов. Да, они шли в языческий в мир с вестью о Христе, проповедуя эллинам как эллины, а иудеям как иудеи. Это в начале, но затем апостолы взрывали ситуацию изнутри, и именно по этой причине почти все закончили жизнь мученической смертью. Компромисс заканчивался тогда, когда вставал вопрос веры. Либо со Христом, либо против Него, и третьего не дано...

Коронавирусное «богословие»

Стоит ли утомлять читателя повторением простой христианской истины – Бог не создавал смерти, тления и всего того, что изобилует в современной т. н. экосистеме. Такое поврежденное состояние природы явилось следствием грехопадения первых людей. Это же знает любой посетитель воскресной школы… Здесь и далее архимандрит из абзаца в абзац повторяет одну и ту же элементарную, детсадовскую ошибку, мол, коронавирус может передаваться через Причастие, т. к. данный вирус не является злом, а всего лишь «частью» т. н. экосистемы. Верно. Коронавирус не является злом, т. к. он не личность, он не обладает личностным устремлением, но данный вирус является следствием искаженной, тленной природы. Но может ли смерть, тление передаваться через воскресшую и исцеленную природу Христа?..










www.pravoslavie-nord.ru .
Copyright "Архангельск-ИНФО" 2007
Создано на базе CodeIgniter