Яндекс.Метрика


Какая у России национальная идея?
модернизация и демократизация
патриотизм и благосостояние всех жителей
Русь Святая, храни веру православную!
спортивные и экономические успехи
России не нужна национальная идея
Всего голосов: 439

 Архив
<< Октябрь 2020 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      01 02 03 04
05 06 07 08 09 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31  
<< Архив новостей >>
По нашим данным,
просмотрено страниц:
Сегодня
17073
Всего
244512909

Rambler's Top100 Rambler's Top100  - logoSlovo.RU
 Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Право на сомнение. Православие на Северной земле
25/03/2014 23:27

Право на сомнение

Из собственного опыту замечаю: Бог никогда не насилует нашу волю, никогда, даже в том случае, когда отвечает на твою же молитву. Всякий раз он предлагает тебе какой-то люфт, в пределах которого ты имеешь право сам решать, верить Ему или нет. У нас в том году случай был. Верующая жена предложила неверующему супругу повенчаться. Тот подумал и возразил: «Венчаться – значит, давать какое-то обещание Богу, я правильно понимаю? А как обещать тому, в кого не веришь? Подтверждение нужно в том, что он есть. Вот давай так: если твой Бог подарит мне оптический прицел на мой охотничий карабин – поверю. Как поверю, тогда мы и повенчаемся»...

Мой приятель Олег не успел на службу в храм, и мы договорились с ним встретиться в городе. Выйдя из машины, уже перед самым входом в кафе, я вдруг обнаружил, что в кармане у меня только одна перчатка. Вернулся, открыл автомобиль и внимательно осмотрел сиденья и всё пространство вокруг. Безрезультатно.

 

    

Это невозможно, за каких-то две недели я теряю уже третью пару перчаток. И что еще обиднее, не обе сразу, а только одну. Оставшуюся перчатку в надежде, что пропажа когда-нибудь обнаружится, я прячу в шкаф. И оттуда, с нижней полки, они, точно сироты, одним своим унылым видом обличают мою рассеянность, которая в последнее время приняла совсем уже неприличные формы. Конечно, из оставшихся перчаток можно формировать новые пары, но тогда этот факт придется постоянно держать в памяти и не выставлять на обзор обе руки одновременно. Иначе будут смотреть и задаваться вопросом: что это у батюшки такие разные перчатки?

Может, в аптеке от этой беды таблеток спросить?

Мы присели за столик и заказали по чашке кофе.

– Батюшка, ты сегодня какой-то грустный. Случилось чего?

Я поделился с ним про перчатки.

– Не знаю, что и делать. Остается, как в детстве, пришить к ним общую резинку.

Олег смеется:

– Представляю. Нет, батюшка, не надо резинки. Здесь в корень нужно смотреть. Считаю, что всё это проделки барабашки. Со мной такое тоже бывает.

Ты, наверное, в курсе, что такое коммерческая тайна и что такое промышленный шпионаж. Потому неудивительно, что у нас на работе режим секретности, как у тех ракетчиков, и сейфы и пропуска с кодами. Утром приходишь на работу, открываешь сейф, достаешь папку. Ищешь необходимую бумагу – а ее нет, точно она сквозь землю провалилась.

Раньше всё хранилище перероешь, папки перетрясешь, каждую бумажку переложишь. Сердце стучит… А как же! Потом успокаиваешься и понимаешь: ну куда она денется? Тут такая система охраны, не то что шпион – мышь не проскочит.

Пошел к приятелю, он здесь же, у нас, в банке работает. «Вань, чего делать? Документ пропал». – «Небось весь сейф перелопатил?» – «Перелопатил». – «Знакомая проблема. Не волнуйся, найдется. Это всё барабашка, его проделки. Короче, записывай. Берешь нитку и привязываешь ее к ножке стула. Потом обходишь вокруг него три раза против часовой стрелки, садишься и произносишь: “Поигрался – отдай”. И спокойно занимайся своими делами. Час, другой проходит – и вот она, нужная тебе бумага, лежит на столе на самом видном месте или в верхней папке: как открываешь, так сразу».

С тех пор для меня этой проблемы не существует. Ни дома, ни на работе. Так что записывай, батюшка: «Поигрался – отдай».

Я улыбаюсь:

– Ты молодец, нашел, что предложить священнику. Нет, брат, с нечистой силой у нас дружбы не получится. Это вы там у себя в банках народ обманываете, вот барабашки у вас по кабинетам и разгуливают. А чтобы вы на них внимание обращали, бумажками вашими играются. Наши люди во всём полагаются на Бога.

– Ты, батюшка, так говоришь, будто Богу делать больше нечего, как только твои перчатки разыскивать.

– Ну, пускай это будет ангел-хранитель или твой святой. Называй как хочешь, всё одно ты обращаешься к Богу. Вот был у нас на днях такой случай.

Одна наша бабушка прихожанка получила пенсию и отправилась в магазин. Расплатилась за покупки и по рассеянности оставила кошелек на прилавке. Из магазина вышла, сотню метров прошла и спохватилась: где кошелек? Кошелька-то нет! Бегом назад. Девчонки-продавщицы только руками развели.

Бабушка человек интеллигентный, скандалить не приучена. Решила: сама, мол, во всём и виновата, а на людей нечего напраслину возводить. Пока шла домой, молилась и еще просила прощения, что на людей плохо подумала.

«Пришла. Положила ключи и подхожу к комоду. У меня на нем стоит на подставке иконка моей святой – мученицы Валентины. Прошу ее мне помочь, потом беру образ в руки, целую и вдруг вижу мой потерявшийся кошелек. Здесь же, на комоде. Не веря глазам, открываю, а в нем вся моя пенсия за вычетом только что потраченного в магазине», – рассказывала.

Она недоумевает, как кошелек вдруг объявился на комоде, а я не удивляюсь, потому что таких историй с исчезновением и неожиданным явлением предметов множество.

Однажды встречаю знакомого, идет по дороге мне навстречу. Весь в собственных мыслях, ни на кого не обращает внимания. «Ты чего не здороваешься? Случилось что?» – «Представляешь, ключи от гаража потерял. Главное, всё помню: как открывал ворота, потом как закрыл. Потом на секунду отвлекся, и всё, нет ключей. Я все карманы, сумку наизнанку вывернул, каждый сантиметр перед гаражом осмотрел – ничего нет! Но ведь я никуда не отходил. Они что, испарились?!» – «Никуда они не испарились. Ты их просто не увидел. Иди назад и проси Бога о помощи». – «А как просить?» – «Как можешь, так и проси; как ребенок мамку просит, вот и ты так же».

Он смотрит на меня с недоверием, поворачивается и идет назад.

Вечером звонит: «Как ты узнал, что ключи именно там? На самом деле они лежали на самом видном месте, а я, получается, смотрел на них и не видел».

Олег молчит. Потом произносит задумчиво:

– Ничего не понимаю.

– Честно говоря, я тоже. И таких историй, когда человек что-то теряет, никак не может найти, потом молится – и пропажа обнаруживается, я могу тебе навскидку рассказать с десяток. Но расскажу только одну, на первый взгляд – совершенно невероятную, но история эта тем не менее реальна.

Рассказывала мне ее женщина.

Однажды погожим воскресным утром она отправилась на литургию в один из московских храмов. Территориально этот храм находится в монастыре, который еще только восстанавливается. Вокруг него идут работы, кипит стройка. Возводятся монашеские кельи, хотя самих монахов в нем нет и еще неизвестно, когда они появятся. Но людям нравится уже сама мысль, что они молятся в монастыре, даже пока что существующем только в проекте.

Так вот, возвращается она домой, паркует автомобиль и спешит к себе на пятнадцатый этаж. В планах собираться и вечером отправляться в Домодедово. Вместе с мужем они летят на отдых в Таиланд. В принципе вещи собраны еще в субботу, осталось только погладить кое-какую мелочевку, уложить в чемодан и проверить документы. Хотя о документах она тоже позаботилась и заранее положила их к себе в сумочку.

«Кстати, о документах, – думает. – На всякий случай их надо снова проверить, убедиться, что всё в порядке, и уже больше к этому вопросу не возвращаться». Она достает из сумочки небольшой полиэтиленовый пакет и вытряхивает на стол его содержимое: «Так, права на автомобиль (хочется взять в аренду небольшое авто), билеты на самолет туда и обратно, конверт с валютой, кредитные карты, загранпаспорта. Паспорт мужа, а второй… где второй паспорт? Ничего не понимаю! Он должен быть здесь, в этом же пакете». Вчера своими руками она клала его в этот самый пакет. Открыла, убедилась, что это именно ее паспорт, а этот – паспорт супруга.

Снова берет в руки сумочку и медленно, стараясь оставаться спокойной, методично просматривает каждый из кармашков. Паспорта нет.

«Чувствую кожей, – делится она, – как накатывает ощущение паники. Зачем, зачем я брала документы с собою в церковь? Вчера поспешила всё уложить в сумочку, а утром, схватив ее по привычке, отправилась на службу.

Спустилась вниз, обшарила машину, заглянула всюду, куда только мог завалиться злосчастный документ.

Звоню мужу: “Дорогой, ты нигде не видел моего загранпаспорта? Да, никак не найду. Нет… А что ты кричишь? Думаешь, я специально его потеряла?!”

Решила вернуться в монастырь. Что, если паспорт просто случайно вывалился из сумки, когда доставала кошелек, чтобы расплатиться за свечи? Правда, для этого он должен был сперва каким-то образом выпасть из пакета с билетами на самолет и остальными документами. Но пакет на липучке, и паспорт не мог из него взять и выпасть. Никак не мог.

Поехала назад, в монастырь. Надежды никакой, но просто сидеть и ждать у моря погоды еще хуже. Вечером лететь, не найду паспорт – муж из меня душу вытрясет. Замучает своими придирками: “Вот, мол, во всём виновата твоя церковь, ты уже фанатичкой стала; из-за твоей дурацкой привычки ездить по воскресеньям на литургию ты потеряла паспорт и мы не смогли улететь на отдых. Чтобы я больше никогда от тебя не слышал ни о каких там храмах или монастырях!”

В таких отчаянных мыслях я и приехала в монастырь. Там, где была утром и причащалась на службе. В храм вхожу по ступенькам, поднимаюсь вверх, точно на эшафот. Последняя надежда: может, хоть кто-нибудь что-то видел или находил?

Спрашиваю у дежурной за свечным ящиком. Нет, никто ничего не передавал. Я на грани отчаяния.

Вижу священника и спешу к нему: “Батюшка, катастрофа! Я потеряла загранпаспорт, а вечером уже лететь. Батюшка, это конец”.

Тот немедленно хватает меня за руку и ведет к иконе Божией Матери: “Встаем на колени и молимся”.

Я плакала и просила о помощи. Потом встаю с колен и медленно направляюсь к выходу. Поднимаю глаза и вижу сторожа дядю Славу. У него в руках большой лист бумаги. Чисто автоматически бросаю взгляд на лист и читаю свою фамилию.

“Я, я – Иванова Лариса! Дядя Слава, это мое имя! Нашелся мой паспорт?!”

Он молча подает мне мой документ.

“Дядя Слава, дорогой вы мой! Вы даже не представляете, что вы для меня сделали!” – бросаюсь обнимать нашего сторожа. Потом лезу в кошелек, достаю деньги: “Давайте я вас отблагодарю”. Тот смеется и отстраняет мою руку с деньгами: “Если хочешь отблагодарить, то благодари вон его, – и рукой указывает на большого сторожевого пса непонятной породы. – Это он в зубах принес твой паспорт”. – “Принес?! Откуда?” – “Вон с той свалки”.

Смотрю, куда показывает сторож, и вижу большую кучу строительного мусора метрах в ста от храма. Как паспорт мог оказаться в той куче? Ума не приложу.

Вечером машина такси везла нас с мужем в аэропорт. Он всё никак не мог прийти в себя от пережитого. “Нет, ну как ты могла взять в церковь и билеты, и документы? А если бы паспорт не нашелся, представляешь? Тогда всё, пришлось бы оставаться в Москве, деньги бы пропали, и отпуск коту под хвост. А всё твоя церковь, твой Бог! Как мне всё это надоело!”

Я терплю и молчу, пытаюсь думать о чем-то своем, молюсь. Наконец мое терпение лопнуло: “Дорогой мой муж! Если мне не изменяет память, то в прошлом году ты потерял техпаспорт на машину, деньги и права. Искал, всюду давал объявления. И что? И ничего. Сегодня утром я потеряла паспорт. Поехала в храм и молилась Богу. И что? В ответ на мою молитву пришла собака, бессловесная тварь, и в зубах принесла мне паспорт. Твои права тебе кто-нибудь принес? Неважно кто, собака или человек… Нет? В таком случае, дорогой мой, сиди и молчи”».

Я отхлебнул из чашечки глоток уже совсем холодного кофе.

– А что, – отозвался молчавший до этого мой собеседник, – разве не может быть случайностью тот факт, что собака действительно нашла паспорт этой женщины? Ну, получилось так… Что же, всюду нужно искать Бога?

– Не знаю, может, это и случайность. Из собственного опыту замечаю: Бог никогда не насилует нашу волю, никогда, даже в том случае, когда отвечает на твою же молитву. Всякий раз он предлагает тебе какой-то люфт, в пределах которого ты имеешь право сам решать, верить Ему или нет. У нас в том году случай был. Верующая жена предложила неверующему супругу повенчаться. Тот подумал и возразил: «Венчаться – значит, давать какое-то обещание Богу, я правильно понимаю? А как обещать тому, в кого не веришь? Подтверждение нужно в том, что он есть. Вот давай так: если твой Бог подарит мне оптический прицел на мой охотничий карабин – поверю. Как поверю, тогда мы и повенчаемся».

Оптический прицел нужной модификации оказался вещицей не из дешевых и стоил целых 240 тысяч. Денег таких у женщины не было. Тогда она обратилась за помощью к верующим: «Начинается Успенский пост, помогите молитвой. Попросите, чтобы моему Василию Петровичу подарили оптический прицел». Она объяснила бабушкам, что это за штуковина такая и почему она их о ней просит. Те согласились и поминали заблудшего Василия на Псалтири.

Не знаю, можно ли это назвать чудом или просто стечением обстоятельств, но производитель неожиданно, объявив акцию, вполовину снизил цену на свою продукцию. А двое друзей Василия, такие же заядлые охотники, каждый по отдельности, не сговариваясь, предложили своему товарищу денег: «Как будут – отдашь, нам не к спеху». Дали ровно столько, чтобы тот приобрел себе вещь, о которой так давно мечтал.

И когда он уже держал в руках вожделенный прицел, жена напомнила ему об условии, которое он поставил Богу: «Теперь ты поверил? Мы повенчаемся?» – «Верю, только причем тут Бог? Я верю в друзей и в счастливый случай».

– И что, он не стал с ней венчаться?

– Не стал. Ведь не спустился же к нему с небес ангел с оптическим прицелом в руках. Пришли те, кого он знал уже много лет, причем тут Бог? Он не выполнил условие, потому и о венчании речи быть не может.

Прощаясь, я проводил Олега до его «Тойоты», дождался, пока он тронется, и благословил его вслед. Потом направился к своей машине. На улице было зябко. Сунув руки в карманы, я нащупал единственную перчатку, вспомнил о пропаже и снова расстроился.

– Господи, помилуй! Что со мной происходит?

Снимаю машину с охраны, открываю дверь. Взгляд тут же падает на сиденье, и первое, что я вижу, это моя перчатка. Лежит. На самом видном месте. Не может быть! Я здесь всё осмотрел. Так, одно из двух: или я всё это время, пока ехал на встречу с Олегом, сидел на своей перчатке и расстраивался о ее потере, или… это ты, Господи? И снова оставляешь люфт с правом на сомнение? Даже для меня?

Домой я возвращался в приподнятом настроении, улыбался и думал: а может, и хорошо, что и для меня тоже.

Священник Александр Дьяченко




Первое богослужение прошло строящемся Михаило-Архангельском кафедральном соборе Архангельска 12 сентября, в день памяти святых Александра Невского и Даниила Московского. Служение Божественной литургии в нижнем храме собора возглавили епископ Архангельский и Холмогорский Даниил и епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон. Архиереям сослужили клирики епархии. Помолиться за богослужением и поздравить владыку Даниила с днем Тезоименитства собрались представители светской власти и множество верующих.
Первая Литургия в строящемся кафедральном соборе Архангельска







Владимир Легойда: Пасху праздновали и во время чумы – отпразднуем и сейчас

 Церковь свидетельствует о том, что служение священников в условиях коронавирусной инфекции так же важно, как и работа врачей, сотрудников правоохранительных органов, социальных работников и других сограждан, которые идут на риск ради нас с вами.
Богослужения в храмах будут продолжаться. И мы надеемся на понимание власти в вопросе о возможности свободного передвижения священнослужителей как до храма, так и до жилища тех прихожан, кто вынужден оставаться дома и желает принять таинства Церкви. При посещении верующих на дому, священники, разумеется, соблюдают все меры предосторожности...

Обитель. Вслед за святым Дионисием

Святой основатель Глушицкого Сосновецкого монастыря поселился в красивом месте на вершине холма, мимо которого протекает Глушица - лесная речка, извилистая и быстрая. Путь ее лежит по Харовскому и Сокольскому районам в Сухону. Пока идешь по лесу от шоссе к месту, где преподобный Дионисий поставил обитель, Глушицу приходится преодолевать несколько раз. В свое время монахи через реку перекинули мосты и ухаживали за ними; следили за обеспечением пути к Сосновцу и насельники монастырских построек в XX веке. Здесь вначале устроили сельхозартель и детдом имени В. И. Ленина, после войны - психоневрологический интернат. А в 1990-е годы детей-инвалидов вывезли под Вологду, деревня Сосновец опустела....


Церковь о войне, убийстве на войне и о защите Отечества. Апология православного милитаризма

«Надо смотреть правде в глаза, современная война, по большей части, бесконтактна. Очень редко бойцы встречаются в окопах один на один в рукопашной. Война уже перестает быть столкновением двух масс войск в штыковой атаке, как это было в Отечественную войну 1812 года, в Первую и Вторую мировые войны. Всё сейчас строится на так называемом оружии массового поражения и на не индивидуализированном оружии. Если запретить освящать оружие массового поражения, то надо запрещать освящать всякое оружие, как таковое. Но это значит – поставить вопрос о легитимности защиты Отечества и о священном долге перед Родиной»...

Проповеди протоиерея Евгения Соколова (видео)

Когда мы выходим к людям с проповедью и не пытаемся обличить порочность жизни по соблазнам, а просто уговариваем немного поменяться - то в итоге ничего не происходит. Давайте вспомним апостолов. Да, они шли в языческий в мир с вестью о Христе, проповедуя эллинам как эллины, а иудеям как иудеи. Это в начале, но затем апостолы взрывали ситуацию изнутри, и именно по этой причине почти все закончили жизнь мученической смертью. Компромисс заканчивался тогда, когда вставал вопрос веры. Либо со Христом, либо против Него, и третьего не дано...

Коронавирусное «богословие»

Стоит ли утомлять читателя повторением простой христианской истины – Бог не создавал смерти, тления и всего того, что изобилует в современной т. н. экосистеме. Такое поврежденное состояние природы явилось следствием грехопадения первых людей. Это же знает любой посетитель воскресной школы… Здесь и далее архимандрит из абзаца в абзац повторяет одну и ту же элементарную, детсадовскую ошибку, мол, коронавирус может передаваться через Причастие, т. к. данный вирус не является злом, а всего лишь «частью» т. н. экосистемы. Верно. Коронавирус не является злом, т. к. он не личность, он не обладает личностным устремлением, но данный вирус является следствием искаженной, тленной природы. Но может ли смерть, тление передаваться через воскресшую и исцеленную природу Христа?..










www.pravoslavie-nord.ru .
Copyright "Архангельск-ИНФО" 2007
Создано на базе CodeIgniter