Яндекс.Метрика


Какая у России национальная идея?
модернизация и демократизация
патриотизм и благосостояние всех жителей
Русь Святая, храни веру православную!
спортивные и экономические успехи
России не нужна национальная идея
Всего голосов: 439

 Архив
<< Январь 2021 >>
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        01 02 03
04 05 06 07 08 09 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31
<< Архив новостей >>
По нашим данным,
просмотрено страниц:
Сегодня
29966
Всего
251106809

Rambler's Top100 Rambler's Top100  - logoSlovo.RU
 Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
Вся жизнь – в служении Богу и людям. Воспоминания о протоиерее Иоанне Хвоще. Православие на Северной земле
01/08/2015 14:47

Вся жизнь – в служении Богу и людям. Воспоминания о протоиерее Иоанне Хвоще

Жизнь великоустюжского священника, митрофорного протоиерея Иоанна Хвоща, уникальна тем, что в XX веке он вместе с народом прошел через тяжелейшие периоды жизни Русской Православной Церкви. Это было в довоенные и послевоенные годы – время гонений на Церковь, когда требовалось огромное мужество, терпение скорбей и вера в Промысл и заступничество Бога...


Вся жизнь – в служении богу и людям. Воспоминания о протоиерее Иоанне Хвоще

1 августа исполняется год со дня смерти великоустюжского священника Иоанна Хвоща.

Жизнь великоустюжского священника, митрофорного протоиерея Иоанна Хвоща, уникальна тем, что в XX веке он вместе с народом прошел через тяжелейшие периоды жизни Русской Православной Церкви. Это было в довоенные и послевоенные годы – время гонений на Церковь, когда требовалось огромное мужество, терпение скорбей и вера в Промысл и заступничество Бога.

Родился отец Иоанн 17 августа 1929 года в городе Енакиево Донецкой области, на земле многострадальной теперь Украины. Когда начались боевые действия на Донбассе зимой 2014 года, батюшка очень переживал и молился за мир для единого народа православного. И как не переживать, если родители его, Дмитрий Иванович и Акилина Кузьминична, братья и родная сестра покоятся на кладбище г. Енакиево, а рядом сейчас слышна канонада, и вокруг скорбь и война. Не единожды у него был порыв, невзирая на немощь и смертельную опасность, поехать на свою малую родину. Вот какое чуткое к страданиям и верное своим предкам сердце имеет «старое» поколение.

К православной вере и искренней молитве будущего отца Иоанна с детства приучала мама. «С мамочкой в храм ходил. Мама, конечно, более была прилежна. А в школе надо мной смеялись: монах в синих штанах», - иногда вспоминал батюшка. Часто приходил к ним домой и подолгу беседовал монах Никодим. Он произвел очень большое впечатление на отрока Иоанна и оказал на него благотворное влияние. О Боге говорил ненавязчиво, но его сильные слова прочно укоренились в благодатной душе. С отцом Никодимом даже связан случай, когда маленький Ваня по неосторожности повредил глаз веткой от дерева, а монах Никодим усердной молитвой вымолил исцеление отроку. Сам отец Никодим немало пострадал, пройдя через немыслимые мучения в застенках советских лагерей. Перед Второй мировой войной монах Никодим снова попал в лагерь, и больше батюшка его не видел.

Семейство батюшки до войны жило скромно. Не успел маленький Ваня закончить пятый класс, как на Восточной Украине, где он жил с семьей, началась фашистская оккупация. Отец в это время был в армии, на фронте. Для того чтобы не умереть с голоду, всей семьей ходили по деревням и меняли вещи и одежду на продукты. От постоянного недоедания у Вани развилась язвенная болезнь желудка.

Однажды, когда Ваня вёз зерно, лошадь встала на переезде. Какой-то гитлеровец схватился за кнут. Он мог бы запороть до смерти, да, на счастье, рядом с фашистом стоял переводчик из наших, советских. Спасая мальчика, он стегнул его для виду, и всё обошлось. Ваня как-то раз видел, как бичевали гитлеровцы нашего тракториста – это было страшно.

Однажды советские солдаты выбили фашистов из села, но потом их окружили немецкие танки, посыпались снаряды. Красноармейцы побежали, Ваня – с ними, через поле. Один снаряд разорвался рядом, но мальчика не задело. В ответ ударили наши «катюши». Ваня видел, как горят немецкие танки, но гитлеровцы в тот раз всё равно взяли верх. Мальчик хоронил красноармейцев, а после ходил к ним на братскую могилу, плакал и ругал врагов: «Что же вы наделали!»

После войны Иван поступил в ремесленное училище, по окончании которого в 1947 году должен был отработать на заводе 4 года. Он не стеснялся своей веры и открыто ходил в Церковь, за что подвергался нападкам заводского начальства: юношу лишали премии, ругали и стыдили на собраниях. Кроме того, религиозное настроение Ивана не встречало понимания и дома – у отца и братьев. К внешним нелегким обстоятельствам прибавилась болезнь - обострилась язва желудка. В 1950-м году пришлось делать операцию по удалению части кишечника.

В это время Иван очень сблизился со священником местной Покровской церкви протоиереем Феодором, который стал его духовником. Священник всегда душевно и искренно беседовал с юношей, расспрашивал о его жизни, принимал участие в его духовном становлении и, наконец, дал ему рекомендацию в Одесскую духовную семинарию, куда Иван и поступил в 1952 году.

Вскоре, однако, его здоровье пошатнулось - учёбу пришлось оставить. На перекладном транспорте, так как не было денег, даже рискуя жизнью, прямо на крыше вагонов поезда, а то и пешком, отправился он в Абхазию - помолиться. Дело в том, что тогда ходили легенды о кавказских старцах, скрывающихся в горах, и многие семинаристы хотели побыть у них в послушниках. На Кавказе местные христиане помогли найти пустыньку отца Серафима. Отец Исаакий долгое время жил монахом на Новом Афоне, отец Сергий десять лет прожил там же послушником, и на них особенно ярко легла печать монашества. Они свободны и духовно смелы, как и все пустынники, но в тоже время «уставщики», свято хранящие монастырский уклад жизни, молитвенники не только в «мистическом», но и в церковном. Четки, ладан, громадные книги в кожаных переплетах - здесь не случайные предметы, не «обстановка», которой могло бы и не быть, а органические части живого целого. Здесь на первом месте правила, послушание и церковная молитва, а потом уже лес и безмолвие. Но в самой церковности этой - все живое, она - часть души тех, кто живет здесь, ее любят, она служит выражением своеобразного душевного склада.

В послушании у таких пустынников Иван обретал духовный опыт, который невозможно понять умом и сердцем и не выучить ни по каким учебникам. Иван ходил по склонам гор и через коварную горную реку за продуктами. Занимался поиском дров, потом они вместе со старцами пилили их двуручной пилой. И молились тоже вместе. Страшновато было – много ядовитых змей и медведи в горах. Местные власти старцев не жаловали, но Господь миловал.

О самом удивительном событии того времени отец Иоанн не рассказал даже семье... «Я всегда знала, что папа очень трепетно относится к праведному Иоанну Кронштадтскому», – вспоминает дочь Вера Ивановна. «От гробницы его не отходил, когда бывал в Петербурге, и мы догадывались – что-то за этим стоит. А открылось всё неожиданно. Однажды в Иоанновском монастыре батюшка служил молебен перед мощами. Я знала тропарь, а вот кондак не помнила. Поэтому купила Акафист святому Иоанну Кронштадтскому с приложениями его новых чудес. Вечером открываю книгу снова, и вдруг среди прочих нахожу свидетельство отца!» Речь там шла вот о чем. Направляясь к пустынникам, молодой семинарист Ваня вез для них провиант и прочие вещи. Сойдя с автобуса близ города Сухуми, он почувствовал невыносимую боль в животе. С трудом дошел до православных сестер-гречанок, где остановился на ночлег. Боль усиливалась. Ваня уже не мог ни стоять, ни сидеть, а только ползал. На балконе он попрощался с заходившим солнышком, думая, что видит его в последний раз. Ближе к полуночи Ваня, весь изнемогший от боли, видит, как к нему идет в полном облачении уже тогда почитаемый им отец Иоанн Кронштадтский. Подойдя, он сказал болящему, что тот освобождается от своей боли, и пошел дальше. И верно – боль ушла. Ваня вскочил, спрашивая сестер: «Где отец Иоанн, куда ушел Кронштадтский батюшка?» Но никто не мог понять, о чём говорит этот молодой русский. О том, что случилось, он много лет спустя рассказал матушке Серафиме – настоятельнице Иоанновской обители в Петербурге. И оказалось, что историю эту она записала – так всё и открылось.

После чудесного исцеления батюшка смог продолжить учёбу в семинарии, но уже не Одесской, а Минской, куда отправился вслед за переведенным туда ректором Одесской семинарии. После окончания этого духовного заведения в 1959 году Иван был направлен в город Архангельск для служения псаломщиком в кафедральный собор Ильи Пророка. Здесь он и познакомился со своей будущей матушкой - Лией Ивановной. Повенчались молодые 20 января 1960 года, а 24 января 1960 года архиепископ Никандр рукоположил отца Иоанна во диакона в кафедральном соборе Архангельска. Матушка Лия добровольно приняла на себя подвиг жертвенности, терпения, смирения – общего удела матушек. Диаконом батюшке пришлось послужить в Архангельске, Мурманске и Владимирской епархии, в общей сложности, 6 лет. В это время семье пришлось терпеливо нести переезды, жилищную и материальную неустроенность. Приходилось жить семьей даже в угловой башне Благовещенского монастыря города Мурома. Из села Большие Мстёры Владимирской области отец Иоанн по совету своих бывших сокурсников по семинарии перебирается в Вологодскую епархию, где в это время оказался пустующим приход в городе Белозерске. Владыка Мелхиседек, бывший тогда правящим архиереем Вологодской епархии, принял отца Иоанна и рукоположил его в иереи 24 июля 1966 г.

Время, когда отец Иоанн принял Белозерский приход, было временем новой фазы гонений на Церковь. Открытых репрессий, правда, уже не было, но получила широкое распространение такая форма борьбы с Церковью, как тотальное давление, когда без разрешений уполномоченного по делам религии и секретарей парткомов на местах невозможно было самостоятельно и шага шагнуть на приходе. За священниками был установлен жёсткий контроль, проповеди предварительно прослушивались, и если в них усматривали что-либо не устраивавшее власти, то это имело для священника плохие последствия. Проповедовать где-либо, помимо храма, было запрещено. Приходами управляли старосты, кандидатуры которых утверждались властями. По словам отца Иоанна, в Белозерске им не позволили провести даже самый необходимый ремонт в ветхом церковном доме, в котором они жили.

В 1969 году епископ Мефодий переводит отца Иоанна в город Великий Устюг, в Стефановский кафедральный собор (сейчас Архиерейское подворье). Службы тогда совершались каждый день, а в воскресные и праздничные дни – ранняя и поздняя Литургии. Русский народ не растерял православную веру, невзирая на гонения и преследования. Храм был полон прихожан, хотя в основном и «белыми платочками». Комфорт и потребительская жизненная суета тогда отсутствовали в основной массе прихожан и поэтому молитва, вера, терпение, доброжелательность наполняли дух храма.

Дети священника также столкнулись с реакцией атеистически настроенного общества. Дразнилки в школе, дерганье на уроках за нательный крестик, провокационные вопросы учителей к ученикам: «Кто верит в Бога – поднимите руку». Вызвали матушку как-то к директору школы после Пасхальной службы. «Почему дети ночью не спят, а ходят в Церковь?» - последовал вопрос из уст директора, на что Лия Ивановна спокойно сказала: «Мы не принуждаем, дети сами стремятся в храм». Из религиозных соображений дочь батюшки не приняли после школы на исторический факультет пединститута. Сам декан факультета говорил: «Да, проходной балл вы набрали, но идите на другие факультеты. Мы не уверены в ваших идеологических взглядах на жизнь».

А с 1987 года отец Иоанн по благословению архиепископа Михаила становится настоятелем Стефановского кафедрального собора. Церковная жизнь тем временем оживала - люди потоком шли в храм. Одних только крещений было в среднем 70-80 ежедневно. И такую нагрузку выдерживал уже далеко не молодой пастырь: отцу Иоанну было под 60 лет.

В 1997 году отца Иоанна переводят в Кичменгский Городок, настоятелем Александро-Невского храма, который незадолго до того передали Церкви и там требовалось наладить церковную жизнь. В этом храме отец Иоанн был настоятелем 8,5 лет. За время служения подготовил себе достойную смену - иерея Сергия Щепелина. По словам отца Сергия, служение с такими умудрёнными жизнью и многолетним пастырским деланием священниками, как отец Иоанн, - это большая честь и милость Божия. Благодаря им передается бесценный опыт священства прежних лет, сохраняется преемство поколений священнослужителей. Совместный труд и общение с ними - это прекрасная школа духовной жизни и пастырского служения.

Батюшка Иоанн был знаком с известным петербургским священником Василием Ермаковым, который всегда его тепло принимал, и с которым они служили не раз в храме на Серафимовском кладбище. Они очень полюбили друг друга, и батюшка всегда ощущал молитвенную помощь отца Василия, особенно в трудные годы налаживания приходской жизни в селе Кичменгский Городок. И после ухода из жизни отца Василия отец Иоанн, бывая в Санкт-Петербурге, всегда приходил служить панихиду на его могиле.

В 2006 году отец Иоанн был переведен владыкой Максимилианом в штат Архиерейского Стефановского подворья и до лета 2014 года ревностно продолжал нести пастырский подвиг, служа любовью Богу и людям.

1 августа 2014 года на 85-году жизни, после непродолжительной болезни, остановилось сердце любимого прихожанами батюшки, но его пастырское служение и живое молитвенное заступничество останутся в памяти и сердцах многих окружавших его людей.

Алексей Иванович Хвощ

 

http://vologda-mitropolia.ru/articles/item/1906-vsya-zhizn-v-sluzhenii-bogu-i-lyudyam-vospominaniya-o-protoieree-ioanne-khvoshche ;




Первое богослужение прошло строящемся Михаило-Архангельском кафедральном соборе Архангельска 12 сентября, в день памяти святых Александра Невского и Даниила Московского. Служение Божественной литургии в нижнем храме собора возглавили епископ Архангельский и Холмогорский Даниил и епископ Южно-Сахалинский и Курильский Тихон. Архиереям сослужили клирики епархии. Помолиться за богослужением и поздравить владыку Даниила с днем Тезоименитства собрались представители светской власти и множество верующих.
Первая Литургия в строящемся кафедральном соборе Архангельска







Владимир Легойда: Пасху праздновали и во время чумы – отпразднуем и сейчас

 Церковь свидетельствует о том, что служение священников в условиях коронавирусной инфекции так же важно, как и работа врачей, сотрудников правоохранительных органов, социальных работников и других сограждан, которые идут на риск ради нас с вами.
Богослужения в храмах будут продолжаться. И мы надеемся на понимание власти в вопросе о возможности свободного передвижения священнослужителей как до храма, так и до жилища тех прихожан, кто вынужден оставаться дома и желает принять таинства Церкви. При посещении верующих на дому, священники, разумеется, соблюдают все меры предосторожности...

Обитель. Вслед за святым Дионисием

Святой основатель Глушицкого Сосновецкого монастыря поселился в красивом месте на вершине холма, мимо которого протекает Глушица - лесная речка, извилистая и быстрая. Путь ее лежит по Харовскому и Сокольскому районам в Сухону. Пока идешь по лесу от шоссе к месту, где преподобный Дионисий поставил обитель, Глушицу приходится преодолевать несколько раз. В свое время монахи через реку перекинули мосты и ухаживали за ними; следили за обеспечением пути к Сосновцу и насельники монастырских построек в XX веке. Здесь вначале устроили сельхозартель и детдом имени В. И. Ленина, после войны - психоневрологический интернат. А в 1990-е годы детей-инвалидов вывезли под Вологду, деревня Сосновец опустела....


Церковь о войне, убийстве на войне и о защите Отечества. Апология православного милитаризма

«Надо смотреть правде в глаза, современная война, по большей части, бесконтактна. Очень редко бойцы встречаются в окопах один на один в рукопашной. Война уже перестает быть столкновением двух масс войск в штыковой атаке, как это было в Отечественную войну 1812 года, в Первую и Вторую мировые войны. Всё сейчас строится на так называемом оружии массового поражения и на не индивидуализированном оружии. Если запретить освящать оружие массового поражения, то надо запрещать освящать всякое оружие, как таковое. Но это значит – поставить вопрос о легитимности защиты Отечества и о священном долге перед Родиной»...

Проповеди протоиерея Евгения Соколова (видео)

Когда мы выходим к людям с проповедью и не пытаемся обличить порочность жизни по соблазнам, а просто уговариваем немного поменяться - то в итоге ничего не происходит. Давайте вспомним апостолов. Да, они шли в языческий в мир с вестью о Христе, проповедуя эллинам как эллины, а иудеям как иудеи. Это в начале, но затем апостолы взрывали ситуацию изнутри, и именно по этой причине почти все закончили жизнь мученической смертью. Компромисс заканчивался тогда, когда вставал вопрос веры. Либо со Христом, либо против Него, и третьего не дано...

Коронавирусное «богословие»

Стоит ли утомлять читателя повторением простой христианской истины – Бог не создавал смерти, тления и всего того, что изобилует в современной т. н. экосистеме. Такое поврежденное состояние природы явилось следствием грехопадения первых людей. Это же знает любой посетитель воскресной школы… Здесь и далее архимандрит из абзаца в абзац повторяет одну и ту же элементарную, детсадовскую ошибку, мол, коронавирус может передаваться через Причастие, т. к. данный вирус не является злом, а всего лишь «частью» т. н. экосистемы. Верно. Коронавирус не является злом, т. к. он не личность, он не обладает личностным устремлением, но данный вирус является следствием искаженной, тленной природы. Но может ли смерть, тление передаваться через воскресшую и исцеленную природу Христа?..










www.pravoslavie-nord.ru .
Copyright "Архангельск-ИНФО" 2007
Создано на базе CodeIgniter